Advokat-inform.ru

Юридический советник
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Возмещение понесенных расходов в случае отказа от договора

Статья 782 ГК РФ. Односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг (действующая редакция)

1. Заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

2. Исполнитель вправе отказаться от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг лишь при условии полного возмещения заказчику убытков.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 782 ГК РФ

1. Односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания означает, по существу, расторжение договора. Каких-либо оснований для расторжения такого договора, то есть добровольных или принудительных, ГК РФ не устанавливает. Отказ от такого договора возможен как со стороны заказчика, так и со стороны исполнителя. При этом сторона, отказавшаяся от исполнения договора возмездного оказания услуг, обязана возместить другой стороне причиненные убытки и понесенные расходы как некоторую компенсацию за недостижение целей договора.

Соответственно, если от договора отказался заказчик, то он возмещает исполнителю понесенные расходы, то есть, например, затраты на приобретение материалов, затраты на энергосбережение, на водоснабжение, если таковые были необходимы для оказания услуг. А если от договора отказывается исполнитель, то он возмещает заказчику убытки. Например, если предметом договора оказания услуг явились юридические услуги, а исполнитель (юрист) отказался от представительства в суде перед самым судебным заседанием, в результате чего решение не было вынесено в пользу заказчика, то исполнитель возмещает причиненный заказчику таким образом ущерб.

На практике же возможны ситуации, когда отказ от договора осуществляется по соглашению сторон. Полагаем, что в этом случае также по соглашению сторон каждая из сторон обязана возместить другой стороне понесенные расходы и причиненные убытки.

Также на практике возможно и установление в договоре ограничения на реализацию сторонами права на односторонний отказ. Пленум ВАС РФ (см. Постановление Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 N 16) по этому поводу устанавливает, что положения комментируемой статьи, дающие каждой из сторон договора возмездного оказания услуг право на немотивированный односторонний отказ от исполнения договора и предусматривающие неравное распределение между сторонами неблагоприятных последствий прекращения договора, не исключают возможность согласования сторонами договора иного режима определения последствий отказа от договора (например, полное возмещение убытков при отказе от договора как со стороны исполнителя, так и со стороны заказчика) либо установления соглашением сторон порядка осуществления права на отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг (в частности, односторонний отказ стороны от договора, исполнение которого связано с осуществлением обеими его сторонами предпринимательской деятельности, может быть обусловлен необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне).

2. Судебная практика:

— Постановление Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 N 16;

— Постановление ФАС Центрального округа от 17.06.2008 N А54-5000/2007-С14;

— Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.07.2011 N 17АП-5670/11;

— Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 06.10.2014 N Ф10-3432/14 по делу N А36-2242/2013;

— Постановление ФАС Северо-Западного округа от 07.09.2010 N Ф07-8235/2010 по делу N А05-17528/2009;

— Постановление ФАС Московского округа от 21.01.2010 N КГ-А40/14989-09 по делу N А40-62561/09-62-451;

— Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 11.01.2010 по делу N А58-1784/08;

— Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.06.2014 N 13АП-10218/14;

— Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 06.03.2014 N 08АП-12156/13;

— Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.12.2012 N 17АП-13122/12;

— Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.06.2010 N 18АП-4739/2010.

ВС разрешил вопрос о том, может ли одна из сторон отказаться от исполнения договора в рамках условий «Take or Pay»

Верховный Суд РФ в Определении от 20 августа № 305-ЭС21-10216 по делу № А40-328885/2019 посчитал, что, отказавшись от исполнения договора, заказчик действовал в рамках полномочий, предоставленных ему законом.

Условия «Take or Pay»

ООО «ОТЭКО-Портсервис» осуществляло перевалку сыпучих грузов и реализовывало инвестиционный проект по строительству Таманского терминала навалочных грузов в морском порту Тамань. Компания «Капробен» занималась торговлей углем.

26 февраля 2019 г. «ОТЭКО-Портсервис» (оператор) и «Капробен» (заказчик) заключили договор, по условиям которого оператор гарантировал заказчику за согласованное в договоре вознаграждение выполнение c июля 2019 г. по декабрь 2023 г. комплекса работ и услуг в отношении экспедирования, перевалки, хранения и накопления каменных углей, перемещаемых за рубеж, а также других работ и услуг в процессе перевалки. Заказчик, в свою очередь, обязался своевременно поставлять оператору уголь для перевалки в соответствующих объемах в рамках условия «Take or Pay» («бери или плати») и оплатить вознаграждение. Под термином «Take or Pay» стороны договорились понимать обязательство заказчика по отгрузке гарантированного годового объема угля с корреспондирующей обязанностью заказчика оплатить стоимость перевалки непоставленного объема. Согласно договору заказчик мог освободиться от данного обязательства в части объема угля, не предъявленного к перевалке, в случае отсутствия его вины, однако на недопоставленный по вине заказчика объем насчитывалась неустойка.

В договоре также были установлены условия о его досрочном расторжении по требованию одной из сторон. Так, в частности, заказчик имел право расторгнуть его только в случае нарушения оператором обязательств по договору в части неподтверждения отгрузки груза в установленных объемах и в определяемый срок, а также в части обязательств по своевременной приемке угля. В этом случае заказчик освобождался от обязательства по условию «Take or Pay».

Отказ заказчика от исполнения договора

12 сентября 2019 г. заказчик письменно уведомил оператора, что, руководствуясь ст. 450.1, 782 ГК РФ, отказывается от исполнения договора и считает его расторгнутым, а отношения сторон – прекращенными с момента получения контрагентом данного уведомления. Позднее заказчик пояснил, что отказ был связан с неблагоприятной для него конъюнктурой цен на рынке угля.

В ответ оператор направил заказчику претензию, указав, что право на подобный отказ не предусмотрено ни условиями договора, ни законом, а затем обратился в арбитражный суд, настаивая на признании одностороннего отказа от исполнения договора незаконным.

18 августа 2020 г. АС г. Москвы удовлетворил исковые требования. Суд квалифицировал договор как смешанный, что не давало возможности применить нормы о договоре возмездного оказания услуг, и ст. 782 ГК в частности. Общие нормы ГК об обязательствах (ст. 309, 310, 450, 717, 782, 1010), как и условия договора, как посчитал суд, не предоставляли ответчику право в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора.

Читайте так же:
Подлежат ли постановке на кадастровый учет строения в СНТ?

Постановлением апелляционного суда от 3 ноября 2020 г., устоявшим в кассации, решение первой инстанции было отменено, в удовлетворении исковых требований отказано. Апелляционный и кассационный суды пришли к выводу, что спорным договором урегулированы правоотношения по возмездному оказанию услуг, и ответчик правомерно воспользовался правом на немотивированный односторонний отказ от исполнения договора, предоставленным п. 1 ст. 782 ГК, независимо от договоренности сторон об ином. Суды, сославшись на п. 3 ст. 421, абз. 1 ст. 806, ст. 904 и п. 1 ст. 782 ГК, отметили, что даже при квалификации договора как смешанного, содержащего элементы договоров экспедирования, хранения и др., нормативное регулирование каждого из этих элементов позволяло заказчику немотивированно отказаться от договора в одностороннем порядке.

Суды также обратили внимание, что российское законодательство не регулирует договорную конструкцию с условием «Take or Pay» и правовые последствия ее применения. В то же время данный принцип не ограничивает заказчика в праве отказаться от исполнения договора. Кроме того, суды отметили, что негативные последствия расторжения договора, возникшие у истца, подлежат устранению через возмещение расходов, фактически понесенных им в целях исполнения договора.

ВС проанализировал условия договора

Впоследствии ООО «ОТЭКО-Портсервис» обратилось в Верховный Суд с кассационной жалобой, в которой просило отменить постановления судов апелляционной и кассационной инстанций и оставить в силе решение первой инстанции. В своих доводах заявитель жалобы указал на несостоятельность вывода судов о правомерности действий компании-заказчика.

Заявитель полагал, что, нарушив ст. 309, 310, 421, 450 ГК и принцип свободы договора, суды позволили заказчику игнорировать договоренности сторон об условиях одностороннего отказа от исполнения договора, произвольно выйти из него и тем самым незаконно и в ущерб контрагенту освободиться от обязательства по выплате установленной договором компенсации.

Изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС напомнила, что по общему правилу право на односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, допускается в случаях, предусмотренных ГК, другими законами, иными правовыми актами или договором (п. 2 ст. 310 Кодекса).

ВС указал, что положения п. 1 ст. 782 ГК действительно позволяют заказчику в любой момент немотивированно отказаться от исполнения договора. Реализовав это право посредством уведомления оператора, заказчик действовал в рамках полномочий, предоставленных ему законом.

При этом ВС согласился с выводами нижестоящих судов о том, что правоотношения по условию «Take or Pay» в общем виде прямо не урегулированы российским законодательством. В то же время, ссылаясь на ст. 1 и 421 ГК, он пояснил, что отсутствие в российском законодательстве специального регулирования не ограничивает стороны в праве создавать различные договорные конструкции и не дает судам оснований игнорировать такие условия договора, особенно если это касается предпринимательской деятельности. «Уяснение смысла спорного условия и правовых последствий его применения может осуществляться судами применительно к ст. 431 ГК РФ о толковании договора. К тому же правовое регулирование, близкое к указанной модели, содержится в некоторых нормативных правовых актах российского законодательства (например, п. 5 и 16 Правил поставки газа в РФ, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 5 февраля 1998 г. № 162)», – отмечается в определении.

ВС подчеркнул, что по своей правовой природе условие «Take or Pay», включенное сторонами спора в договор, состоит из двух обособленных, но тесно связанных между собой обязательств. Первое («take», или «бери») предполагает наличие у заказчика (покупателя) субъективного права получить от другой стороны (исполнителя, поставщика) определенный объем характерного исполнения за конкретный период времени, в то время как другая сторона обязана это исполнение предоставить. В рамках второго обязательства («pay», или «плати») субъективное право принадлежит уже другой стороне (исполнителю, поставщику) и может быть ею реализовано независимо от осуществления контрагентом своего права в рамках первого обязательства. Таким образом, контрагент обязан заплатить оговоренную в соглашении сумму, даже если не получил характерное исполнение со стороны исполнителя.

Верховный Суд указал, что, разрешая вопрос о допустимости отказа от договора, заключенного с условием «Take or Pay», необходимо исходить из того, что каждая из сторон вправе заявить об отказе от реализации принадлежащего ему субъективного права (но не обязанности), так как осуществление права находится полностью в ее воле. В связи с этим он определил, что ограничение заказчика в праве на немотивированный отказ от исполнения договора недопустимо, так как это противоречило бы как нормативному правовому регулированию (п. 1 ст. 782 ГК), так и сути правоотношений сторон, поскольку ни закон, ни договор не могут понудить заказчика вопреки его воле получать услуги оператора. Исходя из этого, выводы судов о допустимости отказа заказчика от договора правомерны.

Однако, отметил ВС, отказ заказчика от права получать услугу (обязательство «бери») сам по себе не мог устранять имевшиеся у него платежные обязанности по отношению к исполнителю (обязательство «плати»). Суд пояснил, что в рамках договорной модели «Take or Pay» при отказе заказчика от получения характерного предоставления (от обязательства «бери») исполнение им обязанности в рамках обязательства «плати» может быть оценено как плата за отказ от договора, исчисляемая из согласованного сторонами периода действия этого условия.

Обращаясь к п. 16 Постановления Пленума ВС от 22 ноября 2016 г. № 54, Суд указал, что согласно п. 3 ст. 310 ГК обязанность по выплате указанной в нем денежной суммы возникает у стороны в результате осуществления права на односторонний отказ от исполнения обязательства – то есть в результате расторжения договора. Если иное не предусмотрено законом или договором, с момента отказа первоначальное обязательство прекращается и возникает обязательство по выплате определенной денежной суммы.

Читайте так же:
Продажа доли в ООО стороннему покупателю

Таким образом, Верховный Суд подчеркнул, что выводы судов о том, что негативные для истца последствия расторжения договора могут быть устранены посредством возмещения фактически понесенных в целях исполнения договора расходов, сделаны без учета договоренностей сторон и согласованной ими модели взаимоотношений.

ВС обратил внимание, что оператор, с одной стороны, не имел права понудить заказчика к пользованию своими услугами, а с другой – не утратил право на получение согласованных в договоре платежей при доказанности таковых. К тому же, как следует из объяснений сторон, именно к понуждению заказчика компенсировать расходы оператора на договорных условиях по существу и сводился правовой интерес истца, в том числе в рамках реализации условия «Take or Pay».

Верховный Суд заметил, что имущественные права оператора отказом от договора не нарушались, в связи с чем не имелось оснований для признания отказа недействительным. При этом вопрос соблюдения условий выхода из договорных отношений и размера соответствующей компенсации не являлся предметом данного спора.

В связи с этим Верховный Суд заключил, что указание в судебных актах на то, что негативные последствия отказа компании-заказчика от договора могут быть устранены посредством возмещения фактически понесенных расходов, подлежит исключению из мотивировочной части апелляционного и кассационного постановлений, так как оно может быть воспринято как предрешающее вопрос о допустимом объеме правопритязаний оператора к заказчику.

Эксперты оценили выводы Суда

Адвокат АП Московской области Филипп Шишов считает, что, отчасти являясь несовершенством российской правовой системы, отсутствие юридической договорной конструкции, не позволяющей расторгнуть договор поставки в случаях, предусмотренных законодательством, не в полной мере позволяет предприятиям планировать объемы производимой и сбываемой продукции и рассчитывать на определенную стабильную прибыль, производя капиталовложения.

При этом эксперт отметил, что российское законодательство не лишает предпринимателей права указывать в заключенных договорах конкретную правовую систему государства, законодательство которого используется при регулировании правоотношений сторон (например, Нидерландов, где эта конструкция впервые была изобретена при добыче газа и его реализации потребителям).

Филипп Шишов обратил внимание, что в данном деле ВС «сделал своеобразный реверанс» в сторону нормализации предпринимательского, коммерческого и инвестиционного климата России.

Эксперт напомнил, что конструкция «Take or Pay» является общепризнанной в мире системой взаимодействия поставщиков и заказчиков, содержащей конкретный юридической смысл. «Это своеобразная форма фьючерса, только не на бирже, а непосредственно между контрагентами, поэтому отказ от нее и запрет российскими судами на ее использование может замедлить развитие отдельных отраслей экономики и снизить их конкурентоспособность на мировом рынке», – резюмировал он.

Юрист корпоративной и арбитражной практики «Качкин и Партнеры» Анна Васильева отметила актуальность проблемы, затронутой ВС. «В данном контексте анализ Верховным Судом положений о свободе договора и ее пределах видится бессмысленным, ведь в конечном счете это деформирует волю сторон, согласившихся на условие «Take or Pay», и применяет к их отношениям чуждую в данном случае правовую конструкцию платы за односторонний отказ от исполнения договора», – считает эксперт.

По ее мнению, правовая позиция, изложенная в определении, может привести к отказу от конструкции «Take or Pay» на практике, так как она попросту будет нарушать баланс интересов сторон договора и позволять одной из них освобождаться полностью или частично от исполнения денежных обязательств перед контрагентом.

Теперь участникам рынка придется выбирать другие юридические конструкции, позволяющие избежать имущественных потерь в результате неиспользования контрагентом принадлежащих ему правовых возможностей, полагает Анна Васильева.

«Между тем «Take or Pay» является удачным примером договорной конструкции, позволяющей перекладывать риски имущественных потерь на сторону договора, которая в силу внутренних причин не способна осуществлять эффективное экономическое планирование своих действий», – добавила она.

Эксперт полагает, что если бы Верховный Суд воспринял обязательство «pay» как плату за возможность использования мощностей портового оператора, – то есть как договорное денежное обязательство (о чем и договаривались стороны при заключении договора), – оператор мог бы претендовать на взыскание всей оставшейся платы по договору, вне зависимости от размера выполненного со своей стороны предоставления. «Рискну предположить, что ключевой стратегией заказчика при предъявлении ему требований со стороны портового оператора об уплате «платы за односторонний отказ от договора» будет доказывание пресловутого «очевидного несоответствия» размера этой денежной суммы неблагоприятным последствиям, вызванным отказом от исполнения обязательства или изменением его условий», – заключила Анна Васильева.

Статья 782. Односторонний отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг

1. Заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

2. Исполнитель вправе отказаться от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг лишь при условии полного возмещения заказчику убытков.

  • Статья 781. Оплата услуг
  • Статья 783. Правовое регулирование договора возмездного оказания услуг

Комментарий к ст. 782 ГК РФ

1. Особенности услуги как предмета договора предопределяют и специфику его прекращения.

Пункт 1 коммент. ст. предусматривает право заказчика отказаться от договора. Данное правило закреплено императивной нормой и не может быть изменено договором. Право заказчика на отказ следует рассматривать как безусловное. Соглашение сторон, устанавливающее особый порядок одностороннего отказа либо предусматривающее неустойку (штраф) за подобный отказ, является недействительным (см., например, Постановление ФАС Московского округа от 5 мая 2004 г. N КГ-А40/2972-04).

2. Единственным последствием отказа заказчика является его обязанность возместить исполнителю фактически понесенные последним необходимые расходы, связанные с приготовлением к оказанию услуги (см. п. 2 информационного письма Президиума ВАС от 21 декабря 2005 г. N 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств» // Вестник ВАС. 2006. N 4).

Данное правило не затрагивает права исполнителя требовать полной оплаты услуг, фактически оказанных им до момента отказа от договора заказчиком. Так, если предметом договора является оказание длительных услуг (например, недельное экскурсионное обслуживание, услуги бассейна по месячному абонементу), деятельность исполнителя может быть условно разделена на несколько составляющих. Поэтому отказ от договора до окончания срока его действия не освобождает заказчика от оплаты уже частично оказанных услуг, так как иное будет противоречить эквивалентно-возмездной сущности отношений сторон по договору (см.: Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России. С. 404 — 405).

Читайте так же:
Как правильно нарисовать схему ДТП

3. Во всякое время отказаться от договора возмездного оказания услуг вправе и исполнитель (п. 2 коммент. ст.). Это правило не касается договоров, носящих публичный характер. «Обязательность заключения публичного договора. при наличии возможности предоставить соответствующие услуги означает и недопустимость одностороннего отказа исполнителя от исполнения обязательств по договору, если у него имеется возможность исполнить свои обязательства (предоставить лицу соответствующие услуги), поскольку в противном случае требование закона об обязательном заключении договора лишалось бы какого бы то ни было смысла и правового значения» (см. Определение Конституционного Суда РФ от 6 июня 2002 г. N 115-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Мартыновой Евгении Захаровны на нарушение ее конституционных прав п. 2 ст. 779 и п. 2 ст. 782 ГК РФ» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2003. N 1).

4. В качестве последствия допустимого отказа исполнитель должен возместить причиненные заказчику убытки в полном объеме (реальный ущерб и упущенную выгоду).

Судебная практика по статье 782 ГК РФ

Отказывая в удовлетворении первоначального иска и удовлетворяя в части встречный иск, суды руководствовались статьями 159, 309, 310, 314, 432, 434, 450, 450.1, 453, 723, 779, 781, 782, 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходили из того, что обществом (исполнитель) факт оказания спорных услуг не доказан, оснований для удержания обществом аванса после расторжения договора компанией (заказчик) в одностороннем порядке и при отсутствии доказательств его отработки не имеется.

В связи с решением суда о понуждении к исполнению договора срок исполнения обязательства наступил, поэтому возможный в силу статьи 782 Гражданского кодекса Российской Федерации отказ от исполнения договора от исполнения присужденной обязанности не освобождает.
Материальные правоотношения сторон не могут быть прекращены избранным процессуальным способом, в связи с чем в удовлетворении заявления правомерно отказано.

Оценив представленные доказательства в их совокупности и взаимной связи по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь статьями 450.1, 782 Гражданского кодекса Российской Федерации, положениями Федерального закона от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», суды пришли к выводу о неправомерности решения ответчика об одностороннем отказе от исполнения контракта от 29.09.2017 N 106.

Министерство обороны Российской Федерации обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о прекращении исполнительного производства по делу. В обоснование заявления должник указал, что согласно уведомлению от 06.04.2017 N 141/10761 в порядке статьи 782 Гражданского кодекса Российской Федерации отказался от договора от 30.07.2009 N 148/ДМ/100, в связи с чем исполнительное производство подлежит прекращению в связи с утратой возможности исполнения.

Принимая обжалуемые судебные акты, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 309, 310, 720, 721, 779, 781, 782, 783 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришли к выводу о том, что оказанные ООО «ЮгЭнергоИнжиниринг» услуги не соответствовали требованиям договора, экспертиза расчетов произведена ненадлежащим образом, в связи с чем Минэнерго РФ письмом от 27.12.2016 отказало ПАО «Т Плюс» в утверждении нормативов создания запасов топлива.

Принимая обжалуемые судебные акты, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 390, 310, 450.1, 717, 782 Гражданского кодекса Российской Федерации, Федеральным законом от 05.04.2013 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», пришли к выводу, что контракт может быть прекращен в одностороннем порядке по инициативе заказчика без указания мотивов его отказа от исполнения договора. При этом причины, в силу которых заказчик принял такое решение, правового значения не имеют.

Руководствуясь статьями 310, 450.1, 782 Гражданского кодекса Российской Федерации, Федеральным законом от 07.12.2011 N 416-ФЗ «О водоснабжении и водоотведении», и, исследовав и оценив представленные по делу доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе условия договора сторон и обстоятельства его исполнения, суд апелляционной инстанции отказал в удовлетворении иска в силу недоказанности задолженности по договору.

При разрешении спора судами учтено, что сметы, акты, счета были направлены в адрес ответчика 09.12.2016, однако только письмом от 13.12.2017 заказчик реализовал предусмотренное пунктом 1 статьи 782 ГК РФ право на отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг, не оплатив фактически оказанные истцом услуги.

Оценив представленные доказательства в их совокупности и взаимной связи по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, установив, что обязательства сторон по договору от 07.09.2017 N 07/09/2017 прекращены в силу пункта 2 статьи 453 Гражданского кодекса Российской Федерации, услуги ответчиком не оказаны, сумма предварительной оплаты, перечисленная истцом ответчику, последним не возвращена, руководствуясь положениями статей 309, 453, 782, 779, 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды пришли к выводу о наличии на стороне ответчика неосновательного обогащения, подлежащего возврату.

1. ООО «ЛексЭнергоАудит», ранее именовавшееся ООО «Юридическая фирма налоговое агентство «Лекстэкс», которому отказано во взыскании ряда расходов, понесенных в связи с исполнением договора об оказании юридических услуг, оспаривает конституционность примененного в деле с участием данного общества пункта 1 статьи 782 ГК Российской Федерации, согласно которому заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

На правовую квалификацию договора технологического присоединения как договора возмездного оказания услуг и, как следствие, на право заказчика в соответствии с пунктом 1 статьи 782 Гражданского кодекса Российской Федерации в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов указано в определениях Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2017 N 304-ЭС16-16246 по делу N А45-12261/2015, от 25.12.2017 N 305-ЭС17-11195 по делу N А40-205546/2016, пункте 23 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (2018), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 28.03.2018.

Читайте так же:
Сроки ремонтных работ по заделке межпанельных швов

Договор подряда расторгнут: учет расходов и доходов у подрядчика

отразить в составе внереализационных расходов стоимость НЗП (работ частичной готовности) на основании пп. 11 п. 1 ст. 265 НК РФ (затраты на аннулированные производственные заказы, а также затраты на производство, не давшее продукции);

учесть в качестве внереализационных доходов суммы, возмещаемые заказчиком в связи с расторжением договора (в силу п. 3 ст. 250 НК РФ).

Таким образом, ФНС подтвердила, что пп. 11 п. 1 ст. 265 НК РФ применим в отношении договоров подряда, предусматривающих выполнение работ на объектах заказчиков.

Разберемся, какие расходы подрядчик может признать на основании данной нормы, о каких внереализационных доходах идет речь и в какой момент они возникают, а также в каких случаях подрядчик вправе требовать возмещения убытков в связи с расторжением договора по инициативе заказчика.

О расходах

Напомним, согласно п. 1 ст. 702 ГК РФ по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его.

Статья 717 ГК РФ предоставляет заказчику право (если иное не предусмотрено договором подряда) в любое время до сдачи ему результата работы отказаться от исполнения договора, уплатив подрядчику часть установленной цены пропорционально части работы, выполненной до получения извещения об отказе заказчика от исполнения договора. Заказчик также обязан возместить подрядчику убытки, причиненные прекращением договора подряда, в пределах разницы между ценой, определенной за всю работу, и частью цены, выплаченной за выполненную работу.

Подпунктом 11 п. 1 ст. 265 НК РФ предусмотрено, что в состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией, относятся, в частности, затраты на аннулированные производственные заказы, а также затраты на производство, не давшее продукции. Признание расходов по аннулированным заказам, а также затрат на производство, не давшее продукции, осуществляется на основании актов налогоплательщика, утвержденных руководителем или уполномоченным им лицом, в размере прямых затрат, определяемых в соответствии со ст. 318 и 319 НК РФ.

Обратите внимание: работы частичной готовности признаются НЗП, затраты на выполнение которых учитываются в целях налогообложения прибыли в составе внереализационных расходов на основании пп. 11 п. 1 ст. 265 НК РФ.

Таким образом, исходя из пп. 11 п. 1 ст. 265 НК РФ подрядчик вправе учесть суммы прямых расходов, формирующих стоимость работ, которые не были приняты заказчиком ввиду незавершенности.

Обязательное условие – соответствие расходов требованиям п. 1 ст. 252 НК РФ, в том числе их документальное подтверждение.

Затраты на производство, не давшее продукции, учитываются, если они экономически обоснованы, у организации имеются соответствующие оправдательные документы, служащие основанием для признания таких расходов, а также имеется связь с деятельностью организации, направленной на получение доходов (письма Минфина России от 06.05.2015 № 03-03-06/1/26255, от 29.03.2012 № 03-03-06/1/163).

Таким образом, подрядная организация должна быть готова представить:

заключенный с заказчиком работ договор;

документ, свидетельствующий о расторжении договора (соглашение, решение суда);

акт списания прямых расходов;

«первичку», подтверждающую несение расходов;

К сведению: согласно пп. 8 п. 1 ст. 23 НК РФ налогоплательщик обязан в течение четырех лет обеспечивать сохранность данных бухгалтерского и налогового учета и других документов, необходимых для исчисления и уплаты налогов, в том числе документов, подтверждающих получение доходов, осуществление расходов (для организаций и индивидуальных предпринимателей), а также уплату (удержание) налогов. В данном случае указанный четырехлетний срок нужно исчислять с момента окончания года, в котором были списаны затраты по аннулированным заказам.

При отсутствии подтверждающих документов проверяющие откажут в признании расходов, а судьи встанут на сторону контролеров (см., например, постановления АС СЗО от 02.10.2019 № Ф07-11653/2019 по делу № А05-12415/2018, АС МО от 24.03.2015 № Ф05-2295/2015 по делу № А40-116080/2014 с учетом Определения ВС РФ от 20.07.2015 № 305-КГ15-7285). Арбитры отмечают, что при проведении проверки налоговый орган должен иметь возможность:

установить дату расторжения договора;

сравнить размер указанных в акте затрат со сведениями, отраженными в первичных учетных документах, регистрах бухгалтерского и налогового учета;

оценить причину аннулирования (отказа от исполнения) договора, объем фактического исполнения работ и т. д.

Судьи отклоняют доводы налогоплательщиков, что для признания расходов достаточно иметь указанный в пп. 11 п. 1 ст. 265 НК РФ акт и необязательно представлять договор, «первичку» и иные документы.

Подчеркнем, при расторжении договора могут возникать не только внереализационные расходы, но и расходы, связанные с производством и реализацией (ст. 253 НК РФ). Такое возможно, когда стоимость работ, выполнение которых было завершено до расторжения договора и которые были приняты заказчиком, отражается в качестве выручки подрядчика. При этом одновременно в составе расходов могут учитываться прямые расходы, приходящиеся на реализованный объем работ.

О доходах

В соответствии с п. 3 ст. 250 НК РФ к внереализационным доходам относятся доходы в виде признанных должником или подлежащих уплате должником на основании решения суда, вступившего в законную силу, штрафов, пеней и (или) иных санкций за нарушение договорных обязательств, а также сумм возмещения убытков или ущерба. На основании этой нормы подрядчик обязан включить во внереализационные доходы суммы убытков, подлежащие возмещению заказчиком.

Важно помнить, что в силу пп. 8 п. 7 ст. 272 НК РФ указанные доходы возникают на дату признания соответствующих сумм должником либо вступления в законную силу решения суда. Если в дальнейшем заказчик не погасит задолженность, она может быть списана в состав внереализационных расходов по правилам, установленным для безнадежных долгов (в связи с истечением срока исковой давности, с ликвидацией заказчика и т. д.).

Читайте так же:
Сумма по исполнительному листу меньше, чем задолженность по кредиту

Пример убытков подрядчика

Рассмотрим Постановление АС ВВО от 30.01.2018 № Ф01-6355/2017 по делу № А17-7445/2016.

Подрядчик требовал взыскать с заказчика работ убытки в виде арендной платы за технику, понесенные в результате ее неправомерного удержания.

Обстоятельства спора следующие. В целях исполнения обязанностей по договору подряда на выполнение работ подрядчик арендовал технику. Заказчик уведомил его о расторжении договора и об отказе вернуть технику до возвращения суммы неотработанного аванса. При этом до момента возвращения техники подрядчик вносил плату за ее аренду.

Удовлетворив иск подрядчика, арбитры обосновали свою позицию так.

Согласно ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

В пункте 12 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков.

Размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. В удовлетворении требования о возмещении убытков не может быть отказано только на том основании, что их точный размер невозможно установить. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.

К сведению: отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство (п. 2 ст. 401 ГК РФ). По общему правилу лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине (п. 2 ст. 1064 ГК РФ). Бремя доказывания своей невиновности лежит на лице, нарушившем обязательство или причинившем вред. Вина в нарушении обязательства или в причинении вреда предполагается, пока не доказано обратное.

Если лицо несет ответственность за нарушение обязательства или за причинение вреда независимо от вины, то на него возлагается бремя доказывания обстоятельств, являющихся основанием для освобождения от такой ответственности (см., например, п. 3 ст. 401, п. 1 ст. 1079 ГК РФ).

В силу ст. 622 ГК РФ при прекращении договора аренды арендатор обязан вернуть арендодателю имущество в том состоянии, в котором он его получил, с учетом нормального износа или в состоянии, обусловленном договором. Если арендатор не возвратил арендованное имущество либо возвратил его несвоевременно, арендодатель вправе потребовать внесения арендной платы за все время просрочки.

В соответствии со ст. 359 ГК РФ кредитор, у которого находится вещь, подлежащая передаче должнику либо лицу, указанному должником, вправе, в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещению кредитору связанных с нею издержек и других убытков, удерживать ее до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено. Удержанием вещи могут обеспечиваться также требования хотя и не связанные с оплатой вещи или возмещением издержек на нее и других убытков, но возникшие из обязательства, стороны которого действуют как предприниматели.

Техника находилась на строительной площадке заказчика и после отказа от договора подряда удерживалась им, о чем он сообщил подрядчику в письме от 17.02.2016.

Собственник строительной техники уведомил заказчика о незаконном удержании техники и об обязанности обеспечения ее беспрепятственного выезда письмом от 24.02.2016.

Заказчик сообщил о возможности вывоза техники лишь в апреле того же года. К вывозу техники истец смог приступить 20.04.2016. При этом ранее подрядчик пытался неоднократно возвратить технику, однако ответчик чинил препятствия и удерживал технику (подтверждено актами от 16.02.2016, от 26.02.2016, от 04.03.2016).

С учетом представленных в дело документов (акты, переписка сторон договора подряда, переписка с владельцем строительной техники и т. д.) после получения уведомления собственника техники у заказчика отсутствовали основания для ее удержания; до 20.04.2016 подрядчик не имел реальной возможности осуществить вывоз техники, которая находилась на охраняемой закрытой территории.

Следовательно, в период с 24.02.2016 по 20.04.2016 ответчик неправомерно удерживал арендуемую подрядчиком технику. Истец, обязанный в силу закона (ст. 622 ГК РФ) нести расходы на оплату техники, был лишен возможности использовать ее по собственному усмотрению либо возвратить ее арендодателю.

Понесенные истцом расходы на оплату аренды за удержанную ответчиком технику являются убытками на основании ст. 15 ГК РФ.

Размер убытков подтвержден документально и не опровергнут ответчиком.

Заказчик не доказал, что подрядчик своими действиями способствовал увеличению размера убытков.

Такие выводы сделали арбитры.

На наш взгляд, в описанной ситуации подрядчик имел право в целях налогообложения прибыли ежемесячно отражать в составе внереализационных расходов суммы арендной платы за технику. При этом присужденную к взысканию с заказчика работ сумму компенсации расходов подрядчик обязан включить во внереализационные доходы в периоде вступления в силу решения суда.

Напомним, в силу ч. 1 ст. 180 АПК РФ по общему правилу Решение Арбитражного суда первой инстанции вступает в законную силу по истечении месячного срока со дня его принятия, если не подана апелляционная жалоба. В случае подачи апелляционной жалобы решение, если оно не отменено и не изменено, вступает в законную силу со дня принятия постановления арбитражного суда апелляционной инстанции.

В данном случае внереализационные доходы возникли в день принятия постановления второй инстанции.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию