Advokat-inform.ru

Юридический советник
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Правопреемство участника долевого строительства

Вопрос о правопреемстве

Цветкова Александра

Институт собственности, в силу своей обширности и глубины, возрастающего многообразия отношений, составляющих его предмет, имеет свойство время от времени обнаруживать пробелы. Возникновение белых пятен на юридической карте права собственности приводит к тому, что экономически более сильные субъекты отношений начинают навязывать собственное толкование нерешенных вопросов менее сильным. В итоге не урегулированные законом отношения приобретают очертания, отвечающие интересам преимущественно одной – доминирующей – стороны. Такое положение вещей подрывает основы отечественного гражданского законодательства, которое провозглашает и пестует равенство участников отношений.

Верховный Суд встает на защиту
Верховный Суд, пользуясь своим исключительным авторитетом на ниве толкования закона, позиции которого призваны прояснять границы норм права, обнаруживать подтекст нормативной буквы и восполнять невыраженное в законе явно, но соответствующее его смыслу и духу, – встает на защиту принципов равенства и неприкосновенности собственности и вносит определенность в гражданский оборот.

Тезис, отраженный в подзаголовке данной статьи, стало возможно выдвинуть благодаря очередной попытке Верховного Суда восполнить пробелы законодательства. Руководящему разъяснению Суда по данному вопросу было отведено место в п. 3 Обзора судебной практики Верховного Суда № 3 (2017 г.). Оно сформулировано следующим образом: «Участник долевого строительства – гражданин, надлежащим образом исполнивший свои обязательства по договору, при неисполнении обязательства другой стороной – застройщиком вправе требовать защиты своих прав путем признания права на долю в общей долевой собственности в не завершенном строительством объекте в виде квартиры и определения размера доли в общей долевой собственности на объект незавершенного строительства. Смена застройщика во время строительства многоквартирного дома не влияет на реализацию данного права (ст. 382, 384 ГК РФ)».

Истоки первой части (первого предложения) выдвинутой позиции кроются в ранее сформулированной Верховным Судом в п. 17 Обзора практики разрешения судами споров, возникающих в связи с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости, (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 4 декабря 2013 г.) точке зрения: «Требование лица, заключившего предварительный договор купли-продажи квартиры в объекте строительства с условием ее предварительной оплаты и исполнившего такое обязательство, о признании права собственности на долю в праве общей долевой собственности на объект незавершенного строительства в виде квартиры подлежит удовлетворению».

Потребовалось уточнение
Этот тезис успел стать маяком для большого числа судебных решений и направил правоприменительную практику в единое русло. Однако впоследствии потребовалось уточнение, поводом к которому стала возникшая в практике неопределенность, нашедшая отражение в Определении Верховного Суда от 24 января 2017 г. № 89-КГ16-10.

Г.М. Кокорина обратилась в суд с иском к ЖСК «Согласие» о признании права собственности на долю в виде однокомнатной квартиры, указав в обоснование заявленных требований, что между ней и ООО «Тюмень-Лукойл-Строй» заключен договор на долевое строительство многоквартирного жилого дома. Обязательства по договору истица выполнила в полном объеме, однако застройщик был признан банкротом и ликвидирован до завершения строительства, объект был передан ЖСК «Согласие» для завершения строительства. Судом первой инстанции в удовлетворении иска было отказано со ссылкой на то, что Кокорина не состоит в членах ЖСК «Согласие» (т.е. нового застройщика), не являющегося правопреемником ООО «Тюмень-Лукойл-Строй».

Итак, главная особенность данной ситуации состоит в том, что право на застройку в результате ликвидации первоначального застройщика перешло к третьему лицу, не состоявшему в договорных отношениях с участниками долевого строительства. Именно этот факт помешал суду первой инстанции разрешить дело в пользу истицы, как тому надлежало бы быть по правилу п. 17 упомянутого Обзора Верховного Суда 2013 г. Признав допущенное судом первой инстанции исключение необоснованным, Верховный Суд счел необходимым дополнить свою позицию, выраженную в Обзоре 2013 г., указанием на то, что смена застройщика во время строительства многоквартирного дома не влияет на реализацию права на признание собственности на долю в объекте незавершенного строительства. Теперь мы можем видеть это дополнение в качестве второго предложения п. 3 Обзора № 3 2017 г.

Ответы на одни вопросы неизбежно порождают новые
Таким образом, Верховный Суд уточняет, что сформулированное им ранее правило имеет силу, в том числе и в условиях смены застройщиков. Не вполне ясным, однако, остается, почему, разрешая данный вопрос, Верховный Суд ссылается на ст. 382 и 384 ГК РФ (которые приводит в скобках после изложения генеральных тезисов), где речь идет о переходе прав кредитора. Не было бы более целесообразным говорить о переходе обязательств должника? В данном случае кредитор – участник долевого строительства, исполнивший свои обязательства и имеющий право собственности на долю в объекте незавершенного строительства. Должник – застройщик, который обязан признать это право кредитора. Кредитор здесь не меняется – меняется должник, к которому, согласно позиции Верховного Суда, переходит названная обязанность.

Это вопрос о правопреемстве. Но к нему можно подойти и с другой стороны. В Определении Верховного Суда от 24 января 2017 г. № 89-КГ16-10 содержится короткое упоминание о том, что ЖСК «Согласие» не является правопреемником ООО «Тюмень-Лукойл-Строй». Это утверждение отнесено к выводам суда первой инстанции и не оспаривается Верховным Судом, хотя требует пояснений, которых, к сожалению, в рассматриваемом определении нет.

По всей видимости, указанный вывод основан на п. 1 ст. 61 ГК РФ, из которого следует, что ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода в порядке универсального правопреемства его прав и обязанностей к другим лицам. Между тем, в соответствии с п. 9 ст. 201.15-2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», перемена лиц в обязательствах, которые вытекают из заключенных застройщиком с участниками строительства договоров и в которых застройщик выступает должником, влечет за собой перевод на приобретателя обязательств застройщика по передаче жилых помещений со дня передачи приобретателю объекта незавершенного строительства, земельного участка и обязательств застройщика по передаточному акту. Таким образом, рассматриваемый в определении случай является примером сингулярного правопреемства – когда к правопреемнику переходит определенная часть прав и обязанностей предшественника, а в данном случае – обязательства первоначального застройщика по передаче жилых помещений участникам долевого строительства. Какое это имеет значение? Непосредственное. Данная проблема тесно связана с вопросами, поднятыми в определении: сохраняется ли у участников долевого строительства право на признание собственности на долю в объекте незавершенного строительства? Передается ли новому застройщику обязанность, корреспондирующая этому праву, в порядке сингулярного правопреемства?

Из позиции Верховного Суда следует, что – да, передается. Тогда неясно, как при этом понимать п. 5 ст. 201.15-2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», в соответствии с которым к приобретателю имущества и обязательств застройщика не могут быть предъявлены участниками строительства иные требования, кроме требований о передаче жилых помещений. Представляется, что этот вопрос требует отдельного толкования.

Читайте так же:
Как получить разрешение на хранение и ношение охотничьего оружия: документы, заявление, сроки

Вопросы составляют природу всего сущего, равно как ответы на них неизбежно порождают новые вопросы. Пункт 3 Обзора судебной практики Верховного Суда № 3 2017 г. не стал исключением. Некоторые из них мы постарались обозначить, но не ответили на них – здесь. Вместе с тем хочется положительно отметить ту парадигму, которой подчинены приведенные позиции Верховного Суда: они направлены на то, чтобы стабилизировать отношения собственности, поставить динамику их развития на логические рельсы, обеспечить равенство участников отношений, соблюсти баланс интересов участников гражданского оборота.

О правопреемстве по договору участия в долевом строительстве

Введение в действие Федерального закона «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» <1> обеспечило качественно иной уровень правового регулирования отношений, связанных с привлечением денежных средств граждан и юридических лиц в сфере долевого строительства. Однако, как показывает практика, в процессе применения норм возникают проблемы, которые требуют научного осмысления и анализа. Одной из них является проблема правопреемства в правах и обязанностях дольщика. На фоне недостаточной разработанности правовых норм возникают отношения, которые требуют правовой регламентации.

<1> Федеральный закон от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» (в ред. 2006 г.) // СЗ РФ. 2005. N 1 (ч. 1). Ст. 40. Далее — Закон о долевом строительстве.

В соответствии со ст. 4 Закона о долевом строительстве в случае смерти гражданина — участника долевого строительства его права и обязанности по договору переходят к наследникам, и застройщик не вправе отказывать таким наследникам во вступлении в договор. Существующие на день открытия наследства участника долевого строительства имущественные права и обязанности, основанные на договоре участия в долевом строительстве, входят в состав наследства. Фактически речь идет о правопреемстве или переходе прав и обязанностей в существующем обязательственном правоотношении от одного лица к другому. Однако законодатель почему-то связывает основание правопреемства при долевом строительстве только с одним юридическим фактом — смертью гражданина-дольщика.

Необходимо обратить внимание на то, что к открытию наследства и возникновению наследственных правоотношений может привести другой юридический факт, которым является вступление в законную силу решения суда об объявлении гражданина умершим. В соответствии со ст. 1113 ГК РФ объявление судом гражданина умершим влечет за собой те же правовые последствия, что и смерть гражданина. Объявить гражданина умершим возможно в том случае, если доказан факт длительного отсутствия гражданина по последнему месту жительства в течение пяти лет. Если же гражданин пропал без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от несчастного случая, то срок, по истечении которого гражданина можно объявить умершим, сокращается до шести месяцев (ст. 45 ГК РФ).

Учитывая, что отношения по долевому строительству существуют значительный период времени, вполне можно предположить, что дольщик заключит договор с застройщиком, внесет определенную часть денежной суммы и в период строительства будет объявлен умершим. Следовательно, права и обязанности дольщика по договору после вступления в законную силу решения суда об объявлении гражданина умершим также должны переходить к наследникам, и застройщик не вправе отказывать таким наследникам во вступлении в договор.

Проблема в том, что после явки гражданина-дольщика или обнаружения его места пребывания в последующем может возникнуть конфликт интересов с наследниками или третьими лицами. Суд должен отменить решение об объявлении гражданина умершим, а сам гражданин независимо от времени своей явки может потребовать от любого лица возврата сохранившегося имущества. Причем возврат имущества зависит от добросовестности приобретателя и возмездности приобретения. Если имущество перешло безвозмездно третьим лицам, то оно всегда подлежит возврату, кроме денег и ценных бумаг на предъявителя, которые перешли добросовестному приобретателю. Если имущество объявленного умершим гражданина перешло по возмездным сделкам, то оно подлежит возврату от недобросовестного приобретателя. При невозможности возврата такого имущества возмещается его стоимость.

Возникает достаточно интересная ситуация. После объявления гражданина умершим наследникам перешло имущественное право на получение объекта долевого строительства. В последующем, после исполнения обязательств со стороны застройщика, наследники становятся собственниками объекта долевого строительства. Через некоторое время является ранее объявленный умершим дольщик, и возникает вопрос: имеет ли он в этом случае право претендовать на объект долевого строительства? Заявление требований на объект долевого строительства со стороны ранее объявленного умершим дольщика вполне возможно, поскольку договор участия в долевом строительстве заключался с ним, а не с наследниками. С другой стороны, решением суда об объявлении дольщика умершим не решается вопрос о прекращении его правосубъектности, поскольку после явки гражданина он восстанавливается в правах. И наконец, на момент заключения договора дольщик мог исполнить полностью или в части свою обязанность по внесению денежной суммы для долевого строительства.

К сожалению, действующее гражданское законодательство пока не содержит норм, с помощью которых можно было бы урегулировать напрямую складывающиеся имущественные отношения между наследниками или третьими лицами, с одной стороны, и объявившимся дольщиком — с другой. Сложность в том, что на момент объявления дольщика умершим, объект долевого строительства еще не существовал в качестве вещи, на него отсутствовало право собственности. Можно вести речь лишь об обязательственных правах. К тому же дольщик исполнял лишь денежную обязанность, а требует возврата имущества или хотя бы доли в праве собственности на это имущество.

Очевидно, что после регистрации права собственности на объект долевого строительства возникает абсолютное вещное правоотношение с участием наследников, а сам объект может рассматриваться как имущество в виде вещи, а также прав и обязанностей на эту вещь. Поскольку на момент объявления дольщика умершим этого правоотношения еще не существовало, то вести речь о каком-либо правопреемстве в этой части нельзя. Правопреемство возможно лишь в обязательственных правах, связанных с участием в договоре долевого строительства. Учитывая также, что деньги дольщика, которые он внес при заключении договора участия в долевом строительстве, нельзя рассматривать в качестве имущества, можно сделать вывод о том, что дольщик после отмены решения суда об объявлении его умершим не вправе в последующем претендовать на объект долевого строительства. Более того, п. 2 ст. 46 ГК РФ не позволяет дольщику требовать возврата от наследников ранее вложенных в долевое строительство сумм, поскольку наследование произошло не денег, а имущественных обязательственных прав. Даже если предположить, что речь идет о деньгах дольщика и правах на эти деньги, то возврат их невозможен, поскольку правопреемство было связано с безвозмездным переходом и, как правило, добросовестностью наследников.

Читайте так же:
Добровольное страхование жизни и здоровья

Такая ситуация указывает на то, что имущественные интересы явившегося дольщика, который ранее был объявлен умершим, пока не защищены. Вариантом решения проблемы может быть внесение поправок в Закон о долевом строительстве в части, касающейся, например, компенсации дольщику со стороны наследников ранее внесенных по договору участия в долевом строительстве денежных сумм.

Необходимо также обратить внимание, что правопреемство при долевом строительстве на стороне дольщика позволяет поставить вопрос о государственной регистрации ранее заключенного договора участия в долевом строительстве. В соответствии со ст. 4 Закона о долевом строительстве договор заключается в письменной форме, подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации. Стороной этого договора является дольщик. Если наследники принимают наследство, то неизбежно возникает проблема «технического» оформления перехода прав по ранее заключенному дольщиком договору. Надо ли в этом случае заново регистрировать договор с участием наследника?

Решить, казалось бы, в большей степени техническую проблему оказывается не так просто. Федеральный закон «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» <2> в качестве основания для государственной регистрации предусматривает иные документы, подтверждающие наличие, возникновение, прекращение, переход прав (ст. 17). Таким документом может признаваться выданное нотариусом наследникам дольщика свидетельство о праве на наследство. Вместе с тем анализ положений Закона в части государственной регистрации договора участия в долевом строительстве (ст. 25.1) позволяет сделать вывод об отсутствии норм, которые определяли бы необходимость повторной регистрации или внесения записи о договоре при замене стороны в порядке наследственного правопреемства. Основанием внесения записи о договоре участия в долевом строительстве в разд. 3 Единого государственного реестра прав является изменение или расторжение этого договора, а также уступка прав. Правопреемство при наследовании прав дольщика по договору нельзя рассматривать как изменение договора, поскольку происходит только замена стороны при сохранении в неизменном виде самого гражданского обязательственного правоотношения. Нельзя вести речь и об уступке права, поскольку уступка опирается на волеизъявление стороны, а при наследовании прав дольщика волевой момент отсутствует.

<2> Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ (в ред. 2008 г.) «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» // СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3594.

Очевидно, что дополнительной государственной регистрации договора с участием наследника дольщика не требуется, так как регистрация представляет собой акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения, перехода или прекращения прав на недвижимое имущество. Но внесение записи об изменениях в субъектном составе договора становится необходимым в целях последующей регистрации права собственности на объект долевого строительства. Видимо, в этой части назрела необходимость внесения изменений в регистрационное законодательство.

Появление ранее объявленного умершим дольщика в тот момент, когда наследники подписали с застройщиком акт о передаче им объекта долевого строительства, справедливо позволяет поставить вопрос о возникновении права собственности на данный объект.

В соответствии со ст. 12 Закона о долевом строительстве обязательства застройщика и дольщика по договору считаются исполненными с момента подписания сторонами передаточного акта или иного документа о передаче объекта долевого строительства. До подписания акта дольщик обязан уплатить в полном объеме причитающиеся застройщику денежные средства. Полагаем, что возникновение права собственности на объект долевого строительства при явке ранее объявленного умершим дольщика зависит от того, кто исполнял обязанность по уплате денежных средств. Если на момент начала строительства эта обязанность в полном объеме была исполнена дольщиком, то, несмотря на то что его наследники подписали передаточный акт, право собственности на объект долевого строительства после явки ранее объявленного умершим дольщика и последующей государственной регистрации должно признаваться за ним.

Сложности возникают тогда, когда часть обязанности по уплате денежных сумм до объявления дольщика умершим исполнил сам дольщик, а другую часть — его наследники. Получается, что в этом случае и дольщик, и наследники несли расходы, направленные на создание объекта долевого строительства. Следовательно, при явке ранее объявленного умершим дольщика, очевидно, есть основания полагать, что на момент государственной регистрации права собственности собственность должна признаваться не односубъектной, а общей долевой. Доли здесь должны определяться пропорционально тем денежным средствам, которые дольщик и наследники внесли в долевое строительство.

Рассматривая правопреемство по договору участия в долевом строительстве, необходимо обратить внимание на то, что застройщик вправе привлекать денежные средства дольщиков путем выпуска ценных. Речь идет о жилищных сертификатах, которые закрепляют право владельца на получение от эмитента жилых помещений. Жилищные сертификаты — это особый вид облигаций как эмиссионных срочных ценных бумаг с индексируемой номинальной стоимостью. Эти ценные бумаги могут быть выпущены в бездокументарной или документарной форме. Бездокументарные жилищные сертификаты могут быть именными, документарные — на предъявителя. В соответствии со ст. 18 Указа Президента Российской Федерации «О выпуске и обращении жилищных сертификатов» <3> передача жилищных сертификатов осуществляется в соответствии с законодательством о ценных бумагах.

<3> Указ Президента Российской Федерации от 10 июня 1994 г. N 1182 «О выпуске и обращении жилищных сертификатов» // СЗ РФ. 1994. N 7. Ст. 694.

Федеральный закон «О рынке ценных бумаг» предусматривает порядок перехода прав на предъявительские документарные и именные бездокументарные ценные бумаги (ст. 29). Если жилищные сертификаты были выпущены в документарной форме на предъявителя, то наследники дольщика приобретают права по этой ценной бумаге после получения сертификата ценной бумаги на основании выданного нотариусом свидетельства о праве на наследство. При хранении жилищных сертификатов или учете прав на такие бумаги в депозитарии у наследников дольщика возникает право в момент осуществления приходной записи по счету депо приобретателя. В последнем случае у наследников дольщика аналогичным образом возникает право на именные жилищные сертификаты.

В случае явки дольщика, объявленного ранее умершим, ему должны быть возвращены права по жилищным сертификатам, если долевое строительство не закончилось и не зарегистрировано право собственности на объект. Законодательство о ценных бумагах достаточно прозрачного механизма возврата прав по ценной бумаге пока не содержит. Более того, пока наблюдается недостаточная проработка норм, защищающих права владельцев ценных бумаг. Например, в практике были известны случаи, когда на основании фиктивной справки о смерти было получено свидетельство о смерти и в последующем внесена запись по счету депо приобретателя. Все это указывает на необходимость дальнейшего реформирования правовых норм.

Читайте так же:
Приобретение земельного участка в силу приобретательной давности

НАСЛЕДОВАНИЕ ПРАВ И ОБЯЗАННОСТЕЙ ПО ДОГОВОРУ ДОЛЕВОГО СТРОИТЕЛЬСТВА — ПРОБЛЕМЫ ПРАКТИКИ

Ситуация жизненная — наличие у наследодателя незавершённого строительством объекта, наиболее часто – жилого дома. В статью 130 ГК РФ внесены изменения, в соответствии с которыми объекты незавершённого строительства были отнесены к недвижимым вещам. Указанные изменения вступили в силу с 1 января 2005 г. Соответственно, право собственности на этот объект с указанной даты подлежит государственной регистрации и возникает с момента такой регистрации. Если право собственности на незавершённый строительством объект не зарегистрировано, то нотариус не вправе выдать свидетельство о праве на наследство и вопрос должен решаться в судебном порядке. Такая позиция вроде бы официальная. И понятно — нет данных о записи в реестре прав, то есть нет правоустанавливающих документов, не может быть выдано свидетельство о праве собственности в порядке наследования. В данном случае имеет место неразрешенная в установленном порядке ситуация с переходом имущественных прав, что исключает совершение нотариального действия.

Что дает нам закон — «права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают с момента регистрации соответствующих прав на него, если иное не установлено законом» – п. 2 ст. 8 ГК РФ;

«право собственности и другие вещные права… их возникновение… подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре …» – ст. 131 ГК РФ;

«право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации» – ст. 219 ГК РФ;

«право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента её передачи, если иное не предусмотрено законом или договором.

В случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом» – п. 1 и 2 ст. 223 ГК РФ.

В таких случаях вопрос должен решаться в судебном порядке. Иного варианта законодательство не предусматривает.

Наследники покупателя по договору купли-продажи недвижимости, умершего до государственной регистрации перехода права собственности на недвижимость, в случае возникновения спора вправе обратиться с иском к продавцу по указанному договору о государственной регистрации перехода права собственности к наследникам.

С другой стороны разъяснения ФНП которые противоречат официальной позиции и заключаются в следующем:

Под «наследством» понимается вся совокупность вещей, имущественных прав и имущественных обязанностей, которые на момент смерти принадлежали наследодателю, которой придана целостность. Гражданский кодекс РФ определяет имущество умершего, отождествляя термины «наследство» и «наследственное имущество», и указывает, что при наследовании оно переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства, то есть в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, если из правил ГК РФ не следует иное (п. 1 ст. 1110).

Статья 4 Федерального закона «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» (пункт 8) от 30.12.2004 г. №214-ФЗ, в ред. от 16.10.2006 г. (далее – Закон) предусмотрено, что существующие на день открытия наследства участника долевого строительства имущественные права и обязанности, основанные на договоре, заключенном в соответствии с настоящим Федеральным законом, входят в состав наследства участника долевого строительства в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации. Таким образом, его права и обязанности по договору переходят к наследникам, если федеральным законом не предусмотрено иное.

Застройщик не вправе отказать таким наследникам во вступлении в договор, что он и сделал. Имущественные права и обязанности, основанные на договоре, заключённом в соответствии с указанным федеральным законом, входят в состав наследства участника долевого строительства в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации. Договор заключается в письменной форме, подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации. Свидетельство о праве на наследство выдаётся на права и обязанности по договору, без уточнения их объёма.

Согласно статье 219 Гражданского кодекса Российской Федерации моментом возникновения права собственности на вновь создаваемое недвижимое имущество признается момент государственной регистрации данного права. Государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним – юридический акт признания и подтверждения государством возникновения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации (пункт 1 статьи 2 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним». Право обратиться в органы, осуществляющие государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, с заявлением о государственной регистрации права собственности на объект долевого строительства принадлежит участнику долевого строительства или его наследникам (пункт 4 статьи 16 Закона). При этом указанное право участник долевого строительства реализует в силу того, что он в соответствии со статьей 4 Закона (пункт 1) является стороной договора долевого строительства, то есть данное право вытекает и основывается на договоре участия в долевом строительстве.

После полного исполнения сторонами договора участия в долевом строительстве – застройщиком и участником долевого строительства – своих взаимных обязанностей (например, передача объекта по передаточному акту и оплата его стоимости) право участника долевого строительства обратиться в органы, осуществляющие государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, с заявлением о государственной регистрации может быть реализовано участником долевого строительства самостоятельно, без участия другой стороны договора, так как данному праву участника долевого строительства не корреспондирует обязанность другой стороны договора – застройщика.

Если право на объект долевого строительства, основанное на договоре участия в долевом строительстве, участником долевого строительства не было зарегистрировано при его жизни, договор участия в долевом строительстве не может считаться прекратившим свое действие. В случае смерти участника долевого строительства до регистрации его права собственности на объект имущественные права и обязанности по такому договору в порядке наследования переходят к его правопреемникам, которые и исполнят впоследствии этот договор.

Указанное право не относится к правам и обязанностям, неразрывно связанным с личностью наследодателя, которые не входят в состав наследства (статья 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации). Переход к наследникам имущественных прав и обязанностей умершего участника долевого строительства удостоверяется выданным нотариусом свидетельством о праве на наследство. Эти разьяснения даны ФНП РФ.

Читайте так же:
Как отсрочить платеж по кредиту в Сбербанке: способы, условия для получения отсрочки, причины для переноса платежа по кредиту

Таким образом, «право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента её передачи, если иное не предусмотрено законом или договором.

На основании вышеизложенного, нотариус должен выдать свидетельство о праве на наследство по договору участия в долевом строительстве жилого дома, но ситуация в России неоднозначная. Вариантов исковых заявлений много, есть удовлетворение исковых требований, есть отказы. но по сути возможно и несудебное решение данного вопроса! Вот это и хотелось бы обсудить!

Верховный суд обобщил практику по спорам между дольщиками и застройщиками

Верховный суд выпустил 38-страничный обзор практики разрешения дел по спорам, которые инициируют дольщики.

Верховный суд обобщил практику по спорам между дольщиками и застройщиками

Верховный суд обобщил практику по спорам между дольщиками и застройщиками

Верховный суд выпустил 38-страничный обзор практики разрешения дел по спорам, которые инициируют дольщики. Чтобы привести к единообразию правовые подходы, ВС напоминает, чего судам ни в коем случае нельзя упускать из виду: это все, что касается заключений и расторжения договоров о долевом строительстве, а также ответственность, которая предусмотрена за нарушение законодательства в этой области.

Что нужно помнить застройщикам, переносящим сроки строительства

Компания «ПроМен» уступила Тамаре Осиповой* права требования по договору участия в долевом строительстве, заключённому с фирмой «Континент», — последняя должна была построить многоквартирный дом, но не выполнила свои обязательства и сдала объекты с задержкой. Это причинило дольщице нравственные страдания, и за их возмещением она обратилась в Мещанский районный суд. Кроме того, Осипова потребовала частично признать соглашение с «Континентом» недействительным, но ничего из этого ей добиться так и не удалось. Апелляция засилила решение нижестоящей инстанции, в частности, сославшись на то, что при заключении договора уступки женщина была ознакомлена с уведомлением о переносе сроков сдачи объекта строительства. Впрочем, с этим не согласилась гражданская коллегия ВС: она отменила апелляционное определение, указав, что уведомление застройщиком участника долевого строительства о переносе сроков строительства не влечет изменения сроков, предусмотренных договором участия в долевом строительстве. Чтобы их изменить,необходимо заключение застройщиком и участником долевого строительства соглашения, подлежащего государственной регистрации (определение от 8 декабря 2015 года № 5-КГ15-156).

Когда застройщик не вправе расторгать договор

Застройщик «ТехноСтройОлимп» должен был не позднее 31 декабря 2013 года передать Геннадию Мельникову* однокомнатную квартиру, а мужчина обязался оплатить стоимость квартиры в течение трех рабочих дней с момента регистрации договора, что он и сделал. Между тем компания нарушила сроки строительства, причем к моменту сдачи фактическая площадь квартиры оказалась меньше, чем была указана в договоре. Разницу в стоимости «ТехноСтройОлимп» дольщику не вернула и не уплатила неустойку — более того, попыталась получить с него деньги. В итоге фирма уведомила Мельникова об одностороннем расторжении договора. Мужчина пошел в Бабушкинский райсуд, но тот иск не поддержал, как и позже Мосгорсуд. ВС же пришел к выводу, что односторонний отказ застройщика от договора вследствие невнесения оплаты участником долевого строительства по договору участия в нем допускается только с учетом положений п. 4 ст. 450 ГК о добросовестности и разумности. Признавая правомерным и обоснованным одностороннее расторжение ответчиком договора по мотиву неуплаты истцом денежных средств, суду следовало дать оценку обоснованности одностороннего отказа застройщика от исполнения договора и соответствию такого отказа действующему законодательству, указал ВС и отправил дело на пересмотр (определение от 19 апреля 2016 года № 5-КГ16-51).

Почему инициатива наказуема

Елизавета Уранова* обратилась в Ленинский райсуда города Чебоксары с иском к «Честр-Инвест»: в акте приема-передачи квартиры до этого были зафиксированы претензии истца к компании. Уранова посчитала, что ей должна быть начислена 100-тысячная неустойка. Во время разбирательства застройщик против воли женщины перечислил ей 20 000 руб. Позже райсуд снизил сумму неустойки до 18 000 руб. и, с учетом выплаченной суммы, отказал в удовлетворении требований. Когда дело дошло до ВС, тот указал, что перечисление застройщиком участнику долевого строительства денежных сумм после предъявления иска не может являться основанием к отказу во взыскании штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя, а бремя доказывания несоразмерности подлежащей уплате неустойки за просрочку передачи объекта долевого строительства последствиям нарушения обязательства лежит на застройщике, нарушившем обязательства (определение № 31-КГ16-1).

Не захотел выплачивать неустойку — получай штраф

Краснодарская региональная общественная организация по защите прав потребителей «Ваше право» в интересах Петра Мухина* пыталась взыскать с ООО «Центр-Актив» неустойку по договору участия в долевом строительстве и штраф. Поводом стал тот факт, что мужчина не сразу получил квартиру, за которую заплатил. Прикубанский райсуда Краснодара частично поддержал иск, но Краснодарский краевой суд отменил решение нижестоящей инстанции в части взыскания штрафа. ВС последнее определение отменил, указав, что если участник долевого строительства до обращения в суд предъявил к застройщику законное и обоснованное требование о выплате неустойки, которое не было удовлетворено в добровольном порядке, с застройщика подлежит взысканию штраф в размере 50% от суммы указанной неустойки(определение от 1 декабря 2015 г. № 18-КГ15-177)

Застройщики должны не забывать об ответственности

Застройщик обязан передать участнику долевого строительства его объект, качество которого соответствует условиям договора, требованиям технических регламентов, проектной документации и градостроительных регламентов, а также иным обязательным требованиям. В случае неисполнения данной обязанности участник долевого строительства вправе требовать устранения нарушений и привлечения застройщика к ответственности.

Татарстанская общественная организация в сфере защиты прав потребителей «Консул», действуя в интересах Ксении Фадеевой*, обратилась в суд с иском к застройщику о взыскании денежных средств за устранение недостатков в строительстве и компенсации морального вреда из-за того, что тот не устранил недостатки в утеплении стен дома. Апелляционная инстанция отказала в удовлетворении исковых требований в полном объеме, указав, что работы по наружному утеплению стены приведут к изменению общего имущества собственников многоквартирного дома без их согласия. ВС с этим не согласился и напомнил, что в соответствии со ст. 7 Закона № 214-ФЗ, действующей на момент возникновения спорных правоотношений, застройщик обязан передать
участнику долевого строительства объект, качество которого соответствует условиям договора. В случае, если он построен с отступлениями от условий соглашения, то участник долевого строительства по своему выбору вправе потребовать от застройщика безвозмездного устранения недостатков в разумный срок, соразмерного уменьшения цены договора или возмещения своих расходов на
устранение недостатков. Таким образом, выводы апелляции незаконны (определение № 11-КГ15-9).

Читайте так же:
Восстановление после отчисления на курс ниже

Суд обязан вчитываться в договор

Вне зависимости от того, какое название носит договор, суду нужно установить его действительное содержание, исходя как из буквального значения слов и выражений в нем, так и от существа сделки. Если установлено, что в действительности имелся в виду договор долевого участия (ДДУ), к нему следует применять положения закона №214-ФЗ, в том числе, предусмотренные им меры ответственности.

В пример ВС приводит сразу несколько дел. Так, например, истец обратилась в суд, чтобы взыскать с застройщика неустойку за нарушение установленного договором срока передачи квартиры участнику долевого строительства. Суд первой инстанции и апелляция в иске отказали, поскольку между застройщиком и дольщиком был заключен предварительный договор купли-продажи, а не договор участия в долевом строительстве, а значит, к сделке нельзя применить положения №214-ФЗ.

Верховный суд с этим не согласился. Как бы ни назывался договор, средства по нему привлечены для строительства квартиры в многоквартирном доме, значит, эти отношения регулируются законом №214-ФЗ. ВС указал, что ели договором предусмотрены «строительство ответчиком многоквартирного дома, сдача его в эксплуатацию и передача квартиры в строящемся доме контрагенту, внесшему денежные средства на строительство», это — договор участия в долевом строительстве (определение № 78-КГ15-15).

В еще одном описанном случае суд первой инстанции требования о неустойке за несвоевременную передачу квартиры по такому же «предварительному» договору удовлетворил, а апелляция это решение отменила. указав, что «предварительный договор обязывает стороны лишь заключить в будущем основной договор и не предусматривает обязанность ответчика передать имущество». Гражданская коллегия ВС, отменяя решение апелляции, посоветовала внимательнее изучать действительное содержание таких договоров, «с учетом действительной общей воли сторон, цели договора и фактически сложившихся отношений сторон». Если же выяснится, что под иным именем скрывался ДДУ, то застройщик несет по нему ответственность, предусмотренную законом №214-ФЗ, в том числе, и о выплате неустойки (определение № 5-КГ15-196).

В следующем примере ДДУ заключили два юрлица, а заявитель приобрела право требовать неустойку по договору цессии, заключенному с организацией-дольщиком. Суд первой инстанции и апелляция исковые требования не удовлетворили, посчитав, что раз первоначально договор заключали юрлица, а истец соглашение с застройщиком не подписывала, право требования первоначального кредитора перешло к ней в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту цессии. ВС с такими выводами, в целом, согласился, но посчитал, что компенсация новому кредитору все равно положена и даже разъяснил, как ее платить: пк таким отношениям должны применяться нормы закона о защите прав потребителей в части, не урегулированной законом об участии в долевом строительстве (определение № 77-КГ15-2). И наоборот, если между сторонами заключен ДДУ, к их отношениям закон о защите прав потребителей не применяется. Поэтому ВС отказал дольщице во взыскании компенсации морального вреда и взыскании 50-процентного потребительского штрафа (определение № 18-КГ15-214).

В договоре можно предусмотреть замену квартиры

При заключении ДДУ застройщик обязан предоставить дольщику полную и достоверную информацию о потребительских свойствах квартиры, которую он приобретает, и описание дома, с учетом окружающей обстановки, а также сведения о составе и месте расположения общего имущества в многоквартирном доме (например, электрического, санитарно-технического, иного оборудования). Законом об участии в долевом строительстве замена квартиры на равнозначную не предусмотрена, но это можно предусмотреть в договоре.

Истец купила квартиру на первом этаже с видом из окна на газораспределительный шкаф. Такое соседство ей не понравилось, и женщина потребовала заменить жилье на равнозначную, взыскать компенсацию морального вреда и штраф за отказ добровольно удовлетворить требование потребителя (см. Вид из окна как повод поменять квартиру). Суд первой инстанции и апелляция в иске отказали, поскольку и сам дом, и спорный шкаф за окном были возведены без нарушений СнИП и техрегламентов. Кроме того, суд апелляционной инстанции указал, что закон №214-ФЗ не обязывает затройщика информировать будущих собственников о расположении разного рода инженерного оборудования в составе общего имущества многоквартирного дома и согласовывать с ними его установку.

ВС с этим не согласился. По его мнению, действующее законодательство обязывает продавца еще до заключения сообщить покупателю полную информацию о товаре, исключающую возможность возникновения любых сомнений относительно его потребительсикх характеристик (п. 1 ст. 10 закона о защите прав потребителей). А согласно ст. 19 закона об участии в долевом строительстве застройщик должен информировать дольщика о проекте и его изменениях. В том числе, «о составе и расположении общего имущества в многоквартирном доме, например, электрического, санитарно-технического и иного оборудования». Так что, компенсацию морального вреда и штраф истец требовать могла, а вот замены квартиры — нет, поскольку такого способа защиты прав закон о долевом строительстве не предусматривает (определение № 5-КГ16-47).

Когда дольщики должны попадать в кооператив

Жилищно-строительный кооператив, который пришел на смену обанкротившемуся застройщику и был создан для завершения строительства за счет дольщиков, обязан принять их в члены этого самого кооператива.

Истец заключила ДДУ с застройщиком и внесла деньги за квартиру в доме, который тот строил. Позже стройкомпания была признана банкротом, а недостроенный дом передали ЖСК, который обязался завершить строительство. Однако когда истец попросила зачесть сумму, уплаченную ей по договору, в счет паевого взноса, а ее принять в члены кооператива, ЖСК отказал, поскольку к тому моменту состоялось внеочередное общее собрание кооператива, на котором постановили: новых членов в него не принимать, даже из числа кредиторов обанкротившегося застройщика.

Суд первой инстанции требования участницы долевого строительства удовлетворил, поскольку она об этом общем собрании ничего не знала, и кооператив не дал ей никакой возможности вступить в свои ряды. Апелляцию это решение отменила, посчитав, что истец слишком поздно обратилась в кооператив, при этом пункты его устава, согласно которым ЖСК вправе проводить общие собрания, и прекращать прием членов, оспорены не были. ВС определение апелляции отменила, указав, что раз кооператив был создан для защиты прав участников долевого строительства путем его завершения и приобретения в интересах членов кооператива жилья на праве собственности, он обязан был принять в свой состав каждого дольщика, за которым признано право собственности на паевой взнос, соответствующий вкладу в строительство дома, переданного ЖСК. Доказывать, что участник долевого строительства такого права не имел, должен кооператив (определение № 19-КГ16-5).

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию