Advokat-inform.ru

Юридический советник
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Право беспрепятственного доступа адвоката

Воспрепятствование адвокатской деятельности и нарушение профессиональных прав адвокатов

Согласно ч.3 ст. 123 Конституции РФ судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Ст.15 УПК РФ также посвящена принципу состязательности, распространяющему своё действие на все стадии процесса. Однако вряд ли можно говорить о состязательности и равноправии, если одной стороне за счёт имеющегося у неё властного ресурса дозволяется подавлять законные инициативы другой стороны.

Нормативно вопрос о недопустимости воспрепятствования адвокатской деятельности решён и на международном, и на национальном уровне. Так, из п.16 Основных положений о роли адвокатов (приняты Восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступлений, проходившим в августе 1990 года в Нью-Йорке) следует, что адвокату должна быть обеспечена возможность исполнять профессиональные обязанности без запугивания, препятствий, беспокойства и неуместного вмешательства. Согласно п.1 Рекомендаций Комитета Министров Совета Европы о свободе осуществления профессии адвоката от 25 октября 2000 года № R (2000) государствам-членам Совета Европы следует принять все необходимые меры в целях соблюдения, защиты и продвижения свободы осуществления профессии адвоката при отсутствии дискриминации и неправомерного вмешательства со стороны государственных органов или общественности, в частности, в свете соответствующих положений Европейской конвенции о правах человека. Ст.18 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31.05.2002 года № 63-ФЗ гласит, что вмешательство в адвокатскую деятельность, осуществляемую в соответствии с действующим законодательством, либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом, запрещаются.

Несмотря на процитированные положения, со стороны сотрудников правоохранительных органов, а подчас и судов продолжают допускаться нарушения, которые неизбежно сказываются на нормальном осуществлении адвокатами своей деятельности в рамках защиты по уголовным делам.

Хрестоматийный способ избавиться от «неудобного» адвоката – его допрос в качестве свидетеля. В этой ситуации защитник, во-первых, обязан довести до следователя правовые позиции Конституционного Суда РФ, изложенные в определениях от 06.07.2000 №128-О и от 29.05.2007 года № 516-О-О, о недопустимости допроса адвоката в качестве свидетеля, отказаться от участия в допросе и тем более от подписания протокола допроса. Во-вторых, адвокат может обжаловать действия следователя в порядке ст.125 УПК РФ. Наконец, адвокату необходимо известить о произошедшем региональную адвокатскую палату.

Ещё один способ провести следственные действия без «неудобного» адвоката – пригласить с нарушением «правила 5 суток» (ч.3 ст.50 УПК РФ) адвоката по назначению «в обход» адвоката по соглашению. При этом следователь вводит обвиняемого в заблуждение относительно законности таких манипуляций или вопреки его отказу от назначенного защитника.

Оригинальный способ устранения неудобного адвоката от участия в процессе подчас используется в судах, когда адвокат занимает активную защитительную позицию, входя в острый процессуальный конфликт не только к государственным обвинителем, но и судом, препятствующим стороне защите в постановке «неудобных» вопросов свидетелям обвинения или критике доказательств обвинения, их допустимости или достоверности. В качестве обоснования подобных отстранений адвокатов от участия в деле суды ссылаются на ч.2 ст.258 УПК РФ, согласно которой «при неподчинении обвинителя или защитника распоряжениям председательствующего слушание уголовного дела по определению или постановлению суда может быть отложено, если не представляется возможным без ущерба для уголовного дела заменить данное лицо другим».

Таким образом, суд при толковании ч.2 ст.258 УПК РФ придаёт решающее значение используемому в ней слову «заменить», расценивая его как допускающее по усмотрению судьи замену защитника по соглашению вопреки воле подсудимого. Однако ключевой является фраза «без ущерба для уголовного дела», которая должна трактоваться, в том числе, как «без ущерба для права на защиту». Право на защиту является конституционным (ст.48 Конституции РФ), а ст.18 Конституции РФ предписывает, что права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов. Кроме того, согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в определении от 08.02.2007 №251-О-П, «реализация права пользоваться помощью адвоката (защитника) на той или иной стадии уголовного судопроизводства не может быть поставлена в зависимость от усмотрения должностного лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело».

Отстранение от участие в деле адвоката, с которым у обвиняемого заключено соглашение, выработана линия защиты и проведена скрупулёзная подготовительная работа к процессу, неизбежно влечёт нарушение права на защиту в его сущностном, а не формальном смысле. Принцип «раз есть какой-нибудь адвокат – право на защиту соблюдено» неприемлем. Подобные случаи должны однозначно расцениваться судами проверяющих инстанций как нарушение права на защиту, а приговоры – отменяться.

Помимо «кардинальных» методов устранения «неудобных» защитников из процесса, существует несколько способов усложнить работу чрезмерно – по мнению сотрудников правоохранительных органов – активному адвокату.

Во-первых, это недопуск адвокатов к подзащитным. При этом в качестве правового обоснования для таких манипуляций подчас используется ссылка на ч.2 ст.49 УПК РФ, согласно которой «в качестве защитников допускаются адвокаты». Акцентируя внимание на слове «допускаются», следователи и сотрудники УФСИН РФ полагают, что для вступления адвоката в дело, а равно для встречи с подзащитным необходимо некое «разрешение» или «допуск». Однако согласно Постановлению Конституционного Суда РФ от 25.10.2001 №14-П «выполнение адвокатом, имеющим ордер … на ведение уголовного дела, процессуальных обязанностей защитника не может быть поставлено в зависимость от усмотрения должностного лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, основанного на не перечисленных в уголовно – процессуальном законе обстоятельствах, исключающих участие этого адвоката в деле». Положения закона «не предполагают какого-либо особого – разрешительного – порядка такого вступления [адвоката в дело] и, следовательно, не должны служить основанием для лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, принимать правоприменительные акты, разрешающие защитнику участвовать в деле». КС РФ подчеркнул, что какое-либо «требование обязательного получения адвокатом (защитником) разрешения от лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, на допуск к участию в деле означает, по существу, что подозреваемый и обвиняемый могут лишиться своевременной квалифицированной юридической помощи, а адвокат (защитник) – возможности выполнить свои профессиональные и процессуальные обязанности».

Читайте так же:
Как узнать остаток задолженности по исполнительному производству

Еще одна проблема: нарушение конфиденциальности общения с подзащитными.

Прослушивание бесед адвокатов и их доверителей в СИЗО, de jure прямо запрещёно законом (ч.2 ст.18 Федерального закона от 15.07.1995 №103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»), но de facto эти факты трудно обнаружить и, следовательно, обжаловать.

Однако, есть ситуации, которые при их очевидности не всегда расцениваются отечественными правоприменителями как нарушающие адвокатскую тайну. Так, расположение в залах судебных заседаний мест для адвокатов, конвойной службы и защитных кабин (клеток) для подсудимых подчас препятствует общению с доверителями по ходу процесса. Например, при рассмотрении первого «дела «ЮКОСа» адвокатам не разрешалось подходить ближе, чем на 50 см к своим клиентам, когда они хотели поговорить с ними. При этом конвойные всегда стояли в непосредственной близости от них. При таких обстоятельствах Европейский Суд правам человека констатировал нарушение ст.6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод из-за умаления тайны устных и письменных контактов подзащитных с адвокатами.

По делам, имеющим общественный резонанс, следователи могут использовать предельно неконкретные положения ст.161 УПК РФ, отбирая у адвокатов подписки о неразглашении. С мотивировкой «в интересах следствия» следователи «закрывают» возможность адвоката комментария практически все обстоятельства проводимого расследования. При этом пресс-службы правоохранительных органов вольны формировать общественное мнение в удобном для себя ключе.

Проблемы для защитника правоохранители могут создать путем обыска в адвокатском образовании или в его жилище или автомобиле. Поэтому адвокатам необходимо знать, что в постановлении Конституционного Суда РФ от 17.12.2015 № 33-П были сформулированы следующие гарантии адвокатской тайны от «взлома». Для обыска, проводимого у адвоката (будь то офис или квартира), предварительно должно быть постановление суда. Последующий судебный контроль уже проведенного обыска недопустим. В постановлении суда должно быть четко указано, что именно подлежит изъятию, чтобы отграничить искомое как от других материалов адвокатского производства обыскиваемого адвоката, так и от производств других адвокатов; изымать прямо не указанное в постановлении запрещено. Если адвокат добровольно выдал искомое – у следователя отпадает основание для поиска указанных в судебном решении объектов. Запрещено фиксировать материалы адвокатских производств, которые составляют адвокатскую тайну.

Полный текст статьи размещён на сайте журнала «Уголовный процесс» в режиме платного доступа.

Статус адвоката повысили

Арутюнян Григорий

Федеральным законом № 160-ФЗ от 2 июня 2016 г. в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях внесены поправки, касающиеся лично адвокатов, а в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» № 63-ФЗ от 31 мая 2002 г. (далее – Закон об адвокатуре) – относительно повышения статуса адвоката.

В диспозиции ст. 5.39 КоАП РФ уточнили, в чем заключается игнорирование адвокатского запроса, за которое предусмотрено наказание, а в примечании к ст. 13.14 КоАП РФ – адвокат при привлечении к административной ответственности приравнен к должностному лицу.

Изменения, внесенные в Закон об адвокатуре, более обширны и касаются порядка выдачи адвокатского удостоверения, порядка прохода в здания госорганов; появилась новая статья (ст. 6.1), посвященная адвокатскому запросу; Всероссийский съезд адвокатов теперь вправе утверждать обязательные для всех адвокатов стандарты оказания квалифицированной юридической помощи и другие стандарты адвокатской деятельности.

Нововведения вступят в силу 17 июня 2016 г.

Но избежать труднообъяснимых нововведений депутатам Госдумы, как всегда, не удалось.

Так, ч. 3 ст. 15 Закона об адвокатуре дополнена новой нормой, согласно которой «удостоверение подтверждает право беспрепятственного доступа адвоката в здания районных судов, гарнизонных военных судов, арбитражных апелляционных судов, арбитражных судов субъектов Российской Федерации, в здания, в которых правосудие осуществляется мировыми судьями, в здания прокуратур городов и районов, приравненных к ним военных и иных специализированных прокуратур в связи с осуществлением профессиональной деятельности».

Читайте так же:
Подтверждение документами 2-НДФЛ при начислении налога

Даже не юрист при беглом взгляде озадачится: а разве в нашей стране действуют только перечисленные суды и прокуратуры? И справедливо озадачится!

Ключевой фразой здесь является «право беспрепятственного доступа», т.е. показал удостоверение и прошел. Так вот, показать адвокатское удостоверение и беспрепятственно пройти адвокат вправе не только в упомянутые суды.

Систему судов общей юрисдикции согласно Федеральному конституционному закону № 1-ФКЗ от 7 февраля 2011 г. «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» образуют верховные суды республик, краевые, областные суды, суды городов федерального значения, суд автономной области, суды автономных округов; районные суды, городские суды, межрайонные суды (далее – районные суды); военные суды…; специализированные суды…, а также мировые судьи в субъектах Российской Федерации.

Согласно ст. 3 Федерального конституционного закона № 1-ФКЗ от 28 апреля 1995 г. «Об арбитражных судах в Российской Федерации» систему арбитражных судов в Российской Федерации составляют: арбитражные суды округов (арбитражные кассационные суды); арбитражные апелляционные суды; арбитражные суды первой инстанции в республиках, краях, областях, городах федерального значения, автономной области, автономных округах (далее – арбитражные суды субъектов РФ); специализированные арбитражные суды.

Выходит, по новому закону в здания вышеперечисленных судов адвокат беспрепятственно пройти может только в упомянутые в ч. 3 ст. 15 Закона об адвокатуре «арбитражные апелляционные суды, арбитражные суды субъектов Российской Федерации», а в остальные суды, предусмотренные федеральными конституционными законами, например, областные, беспрепятственно пройти станет проблемой?

Дальше – больше. По диспозиции этой же ч. 3 ст. 15 Закона об адвокатуре в новой редакции адвокат беспрепятственно может пройти «в здания прокуратур городов и районов, приравненных к ним военных и иных специализированных прокуратур…»

А разве у нас есть только «прокуратуры города и районов»?

Согласно ч. 1 ст. 11 Федерального закона от 17 января 1992 г. № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» систему прокуратуры Российской Федерации составляют Генеральная прокуратура РФ, прокуратуры субъектов РФ, приравненные к ним военные и другие специализированные прокуратуры… а также прокуратуры городов и районов, другие территориальные, военные и иные специализированные прокуратуры.

То есть, по новым правилам, попасть в прокуратуры субъектов адвокат беспрепятственно не сможет?

Не упоминаются здания Министерства внутренних дел и Федеральной службы исполнения наказаний (СИЗЩ, тюрьмы и т.д.). Надо полагать, потому пройти в них, лишь показав адвокатское удостоверение, нельзя, требуется, как и прежде, специальное разрешение следователя, судьи…

А не проще ли (и дешевле) было указать: «Удостоверение подтверждает право беспрепятственного доступа адвоката в здания государственных органов власти, органов местного самоуправления и прокуратуры в связи с осуществлением профессиональной деятельности. Право беспрепятственного доступа адвоката может быть ограничено только федеральным законом»?

Статья 15. Внесение сведений об адвокате в региональный реестр

1. Квалификационная комиссия в семидневный срок со дня принятия присяги лицом, успешно сдавшим квалификационный экзамен, уведомляет о присвоении претенденту статуса адвоката и принятии им присяги территориальный орган юстиции, который в месячный срок со дня получения уведомления вносит сведения об адвокате в региональный реестр и выдает адвокату соответствующее удостоверение.

2. Форма удостоверения и порядок ее заполнения утверждаются федеральным органом юстиции. В удостоверении указываются фамилия, имя, отчество адвоката, его регистрационный номер в региональном реестре. В удостоверении должна быть фотография адвоката, заверенная в порядке, установленном федеральным органом юстиции.

3. Удостоверение является единственным документом, подтверждающим статус адвоката, за исключением случая, предусмотренного пунктом 5 настоящей статьи. Удостоверение подтверждает право беспрепятственного доступа адвоката в здания районных судов, гарнизонных военных судов, арбитражных апелляционных судов, арбитражных судов субъектов Российской Федерации, в здания, в которых правосудие осуществляется мировыми судьями, в здания прокуратур городов и районов, приравненных к ним военных и иных специализированных прокуратур в связи с осуществлением профессиональной деятельности.

Лицо, статус адвоката которого прекращен, и адвокат, статус которого приостановлен, после принятия соответствующего решения советом адвокатской палаты обязаны сдать свои удостоверения в территориальный орган юстиции, который выдал данные удостоверения.

4. Адвокат может одновременно являться членом адвокатской палаты только одного субъекта Российской Федерации, сведения о нем вносятся только в один региональный реестр. Адвокат вправе осуществлять свою деятельность только в одном адвокатском образовании, учрежденном в соответствии с настоящим Федеральным законом.

5. Адвокат, принявший решение об изменении членства в адвокатской палате одного субъекта Российской Федерации на членство в адвокатской палате другого субъекта Российской Федерации, уведомляет об этом заказным письмом совет адвокатской палаты субъекта Российской Федерации (далее также — совет адвокатской палаты, совет), членом которой он является.

Об указанном решении адвоката совет уведомляет территориальный орган юстиции в десятидневный срок со дня получения уведомления адвоката. В случае наличия у адвоката задолженности по отчислениям перед адвокатской палатой совет вправе не направлять указанное уведомление до полного погашения адвокатом суммы задолженности.

Читайте так же:
Ук хочет погасить долги неплательщиков по жкх деньгами других жильцов мкд

Территориальный орган юстиции исключает сведения об адвокате из регионального реестра не позднее чем через месяц со дня получения уведомления совета. При этом адвокат обязан сдать свое удостоверение в территориальный орган юстиции. Взамен сданного адвокатом удостоверения территориальный орган юстиции выдает адвокату документ, подтверждающий статус адвоката. В данном документе указываются дата внесения сведений об адвокате в региональный реестр и дата исключения сведений об адвокате из регионального реестра. Адвокат в месячный срок со дня исключения сведений о нем из регионального реестра заказным письмом обязан уведомить об этом совет адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, членом которой он намерен стать.

Совет адвокатской палаты соответствующего субъекта Российской Федерации в месячный срок со дня получения от адвоката указанного уведомления проверяет сведения об адвокате и выносит решение о его приеме в члены адвокатской палаты. Об этом решении совет уведомляет территориальный орган юстиции и адвоката в десятидневный срок со дня принятия решения.

Территориальный орган юстиции в месячный срок со дня получения уведомления от совета вносит сведения об адвокате в региональный реестр и выдает адвокату новое удостоверение.

6. Адвокат со дня присвоения статуса адвоката, либо внесения сведений об адвокате в региональный реестр после изменения им членства в адвокатской палате, либо возобновления статуса адвоката обязан уведомить совет адвокатской палаты об избранной им форме адвокатского образования в трехмесячный срок со дня наступления указанных обстоятельств.

7. Невнесение сведений об адвокате в региональный реестр либо невыдача адвокату удостоверения в установленные настоящим Федеральным законом сроки могут быть обжалованы в суд.

8. Порядок изменения адвокатом членства в адвокатской палате одного субъекта Российской Федерации на членство в адвокатской палате другого субъекта Российской Федерации определяется советом Федеральной палаты адвокатов.

Разъяснения № 12 Совета Адвокатской палаты города Москвы по вопросам профессиональной этики адвоката

Совет Адвокатской палаты города Москвы ранее давал разъяснения по отдельным спорным вопросам заключения, исполнения и расторжения соглашений об оказании юридической помощи: Разъяснения (№ 3) Совета Адвокатской палаты города Москвы по вопросам профессиональной этики адвоката «Об основаниях прекращения участия в уголовном деле адвоката –защитника по соглашению» (Вестник Адвокатской палаты города Москвы. 2007. № 4–5 (42–43). С. 15–18), Разъяснения (№ 6) Совета Адвокатской палаты города Москвы по вопросам профессиональной этики адвоката «О соглашении на уголовную защиту» (Вестник Адвокатской палаты города Москвы. 2013. Выпуск № 6, 7 (116, 117). С. 14–15), Разъяснения (№ 7) Совета Адвокатской палаты города Москвы по вопросам профессиональной этики адвоката «О соглашении на оказание юридической помощи» и «Об объеме оказания адвокатом-защитником» (Вестник Адвокатской палаты г. Москвы. 2014. Выпуск № 4 (125). С. 7–8).

Тем не менее в адвокатской практике по-прежнему возникают вопросы о правильных профессиональных действиях, связанных с заключением и оформлением адвокатами соглашений об оказании юридической помощи – защиты по уголовному делу, в том числе, в пользу третьего лица. Дисциплинарная практика Адвокатской палаты города Москвы свидетельствует об имеющихся случаях ненадлежащего профессионального поведения адвокатов при заключении таких соглашений, что причиняет вред интересам доверителей и авторитету адвокатуры.

В связи с этим Совет Адвокатской палаты города Москвы разъясняет следующее.

1. В соответствии с п. 1 и 2 ст. 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем. Соглашение представляет собой гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.

В силу положений п. 1 и 2 ст. 430 ГК РФ договором в пользу третьего лица признается договор, в котором стороны установили, что должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу. Если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, с момента выражения третьим лицом должнику намерения воспользоваться своим правом по договору стороны не могут расторгать или изменять заключенный ими договор без согласия третьего лица.

Часть 1 ст. 50 УПК РФ предусматривает, что защитник или несколько защитников могут быть приглашены для участия в уголовном деле как самим подозреваемым, обвиняемым, так и его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого.

Лицо, заключающее и подписывающее соглашение об оказании юридической помощи в пользу третьего лица, и само лицо, которому оказывается юридическая помощь (третье лицо / назначенное лицо / обвиняемый (подозреваемый)), в силу ст. 6.1. Кодекса профессиональной этики адвоката оба являются доверителями адвоката, однако, имеют различные права по доступу к информации, полученной в ходе оказания юридической помощи. Правом распоряжения сведениями, являющимися адвокатской тайной, и полным безусловным доступом к информации, полученной в ходе оказания юридической помощи, обладает только обвиняемый (подозреваемый), которому оказывается юридическая помощь. Он же вправе свободно выбирать защитника (в том числе, одобрять или не одобрять выбор, сделанный в его интересах лицом, заключившим соглашение с адвокатом) и оценивать качество оказанной юридической помощи.

Читайте так же:
Помощь от государства при отсутствии регистрации

2. Соглашение об оказании юридической помощи в интересах третьего лица могут заключить физическое лицо, юридическое лицо (например, в интересах своего работника), общественное объединение (например, в интересах лиц, для защиты которых оно создано) и другие субъекты гражданских правоотношений.

В целях соблюдения прав обвиняемых (подозреваемых) – получателей юридической помощи (защиты по уголовному делу) при заключении соглашений о ее оказании в пользу третьего лица адвокатам следует быть осмотрительными, обращая особое внимание на личность доверителей, обратившихся к адвокату в интересах таких лиц, заключающих и подписывающих соглашение об оказании юридической помощи. Как правило, не вызывает сомнений ситуация, когда соглашение с адвокатом на защиту подозреваемого или обвиняемого заключает его близкий родственник (супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки). Родственные или свойственные отношения сами по себе являются достаточным основанием для вывода о законном интересе, который эти лица преследуют, заключая соглашение с адвокатом.

Между тем в ситуации, когда отношения между лицом, заключающим соглашение на защиту третьего лица, и самим обвиняемым (подозреваемым) с очевидностью не прослеживаются, адвокатам следует, проявляя разумную осмотрительность, более детально и осторожно подходить к вопросу о принятии поручения и фиксации сведений о лице, заключающем соглашение об оказании юридической помощи. Выяснение законной мотивации и интереса лица, заключающего соглашение об оказании юридической помощи, должно быть предметом тщательного интервьюирования такого лица со стороны адвоката.

Перед принятием поручения адвокату также следует подробно выяснять сведения об обвиняемом (подозреваемом) и о процессуальной ситуации, в которой он находится, в том числе: фамилию, имя, отчество, контактные данные (номер телефона, адрес электронной почты), место задержания и нахождения, мера пресечения (если она избрана), существо обвинения (подозрения) и др. Отсутствие у обратившегося к адвокату лица необходимой и достаточной информации об обвиняемом (подозреваемом) является одним из признаков, требующих от адвоката особо тщательного подхода к решению вопроса о возможности принятия поручения и необходимости получения согласия получателя юридической помощи до начала ее оказания.

3. В соглашении об оказании юридической помощи – защиты по уголовному делу – в пользу третьего лица необходимо указать сведения, позволяющие идентифицировать и верифицировать лицо, заключающее и подписывающее соглашение, в том числе: фамилию, имя, отчество, паспортные данные, адрес места проживания (регистрации), контактные данные (номер телефона, адрес электронной почты и др.). Адвокатам рекомендуется самостоятельно вносить сведения о данном лице в соглашение об оказании юридической помощи, основываясь на подлиннике документа, удостоверяющего личность.

4. Адвокат – защитник обвиняемого (подозреваемого) вправе заключить соглашение на оказание юридической помощи этому же обвиняемому (подозреваемому) с другим адвокатом. Заключение такого соглашения допускается, если в первоначальном соглашении содержится условие о согласии доверителя на привлечение к участию в защите другого адвоката и поименован адвокат, который может быть привлечен, либо когда обвиняемый (подозреваемый) дал предварительное письменное согласие своему защитнику на заключение им соглашения с другим адвокатом, как конкретным, так и по выбору самого защитника. При заключении соглашения об оказании юридической помощи между адвокатами должно быть достоверно установлено, что первоначальное соглашение с адвокатом не расторгнуто, а в самом соглашении имеется условие о возможности заключения аналогичного соглашения с привлекаемым адвокатом, либо от обвиняемого (подозреваемого) имеется предварительное письменное согласие на заключение его защитником соглашения с иным адвокатом. Адвокат-защитник после заключения соглашения об оказании юридической помощи обвиняемому (подозреваемому) с другим адвокатом во всех случаях не вправе самоустраняться от осуществления защиты по уголовному делу.

5. По общему правилу адвокат, заключивший соглашение об оказании юридической помощи – защите по уголовному делу – в пользу третьего лица, перед началом оказания юридической помощи обязан получить согласие лица, которому будет оказываться юридическая помощь. Приведенные выше нормы УПК РФ и ГК РФ не регламентируют форму такого согласия или поручения, а также особенности его получения. Между тем Совет отмечает, что требования о разумном, добросовестном и квалифицированном оказании юридической помощи обязывают адвоката тщательно подходить к этому вопросу, исключая разумные сомнения в достоверности указанного согласия (поручения). Наиболее достоверной формой получения согласия является письменная фиксация волеизъявления лица, которому будет оказываться юридическая помощь. Эта фиксация может быть сделана на соглашении об оказании юридической помощи, в отдельном документе или иным образом, позволяющим верифицировать лицо, дающее согласие (например, с использованием электронного ресурса службы отправки электронных сообщений в учреждениях ФСИН России «ФСИН-ПИСЬМО» ˂www.fsin-pismo.ru˃). Также согласие лица, которому будет оказываться юридическая помощь, может быть получено в конклюдентной форме, позволяющей со степенью достоверности, исключающей разумные сомнения, прийти к выводу о том, что обвиняемый (подозреваемый) и адвокат, принимающий его защиту на основании соглашения, заключенного с иным лицом, состоят в коммуникации между собой и отсутствие отказа от адвоката свидетельствует о даче согласия на защиту.

Читайте так же:
Что такое государственная собственность

Согласие обвиняемого (подозреваемого) не может рассматриваться в качестве достоверного, если адвокат получает его посредством связи с использованием функции «секретный чат» («звонок без определения номера») или по электронной почте, не позволяющей верифицировать отправителя.

6. Часть 4.1 ст. 49 УПК РФ предусматривает, что «в случае необходимости получения согласия подозреваемого, обвиняемого на участие адвоката в уголовном деле перед вступлением в уголовное дело адвокату предоставляется свидание с подозреваемым, обвиняемым по предъявлении удостоверения адвоката и ордера». Адвокатам необходимо активно пользоваться этим правом в целях своевременного получения такого согласия.

Если в отношении обвиняемого (подозреваемого) избрана мера пресечения, не связанная с лишением свободы, то адвокат во всех случаях обязан получить согласие лица, которому он будет оказывать юридическую помощь, на свое участие в уголовном деле до начала ее оказания.

Совет отмечает, что лишь в исключительных, не терпящих отлагательства случаях, когда процессуальная ситуация требует немедленного оказания юридической помощи и отсутствует достаточное время для предварительного получения согласия обвиняемого (подозреваемого), адвокат вправе приступить к оказанию юридической помощи до его получения. В этих случаях адвокат в кратчайшие сроки, при первой возможности после начала оказания юридической помощи, обязан совершить все необходимые действия, направленные на получение согласия обвиняемого (подозреваемого) на его участие в уголовном деле. На первой встрече (свидании) с обвиняемым (подозреваемым) адвокат обязан сообщить доверителю о действиях, которые он совершил в целях оказания ему юридической помощи, результатах этих действий и полученных в ходе их осуществления сведениях.

7. В целях сохранения адвокатской тайны адвокат, действуя разумно, добросовестно и квалифицированно, до получения согласия обвиняемого (подозреваемого) на его участие в уголовном деле не вправе передавать кому-либо, в том числе и лицу, заключившему с ним соглашение об оказании юридической помощи, сведения, полученные в ходе оказания юридической помощи (материалы уголовного дела и иные сведения). После получения согласия обвиняемого (подозреваемого) на участие адвоката в уголовном деле коммуникация адвоката с третьими лицами и передача им какой-либо информации осуществляются по общим правилам адвокатской этики, не допускающим разглашения адвокатской тайны без согласия лица, которому оказывается юридическая помощь (за исключением случаев, прямо предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности, включая Кодекс профессиональной этики адвоката).

8. В случае отказа обвиняемого (подозреваемого) в даче согласия на участие адвоката в уголовном деле соглашение об оказании юридической помощи считается расторгнутым и адвокат не вправе вступать в дело, а в случае, если отказ в таком согласии поступит после вступления адвоката в дело – обязан немедленно устраниться от участия в нем, сделав соответствующее уведомление лицу, в производстве которого находится уголовное дело.

Полученные в ходе оказания юридической помощи документы адвокат обязан передать самому обвиняемому (подозреваемому) или указанному им лицу при наличии верифицируемого и очевидного поручения со стороны обвиняемого (подозреваемого). При отсутствии такого поручения адвокат не вправе передавать кому-либо сведения, полученные в ходе оказания юридической помощи (материалы уголовного дела и иные сведения).

9. Если в ходе оказания юридической помощи адвокату станут известны сведения, свидетельствующие о наличии у лица, заключившего соглашение об оказании юридической помощи в пользу третьего лица, противоправного интереса, а равно интереса, не соответствующего интересам лица, в пользу которого заключено соглашение, или об отсутствии у лица, заключившего соглашение, права на заключение такого соглашения, то адвокат обязан приостановить оказание юридической помощи и сообщить об этом обвиняемому (подозреваемому). Дальнейшее оказание юридической помощи обвиняемому (подозреваемому) может иметь место лишь при условии заключения соглашения об оказании юридической помощи с другим лицом, лишенным указанных выше пороков, либо с самим обвиняемым (подозреваемым).

10. Настоящее Разъяснение в силу пп. 4 п. 1 ст. 7 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» является обязательным для всех адвокатов города Москвы, а несоблюдение содержащихся в нем требований умышленно или по грубой неосторожности является основанием для применения к адвокатам мер дисциплинарной ответственности. Вместе с тем адвокат, действовавший в соответствии с настоящим Разъяснением, в силу п. 3 ст. 18 Кодекса профессиональной этики адвоката не может быть привлечен к дисциплинарной ответственности.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию