Advokat-inform.ru

Юридический советник
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Институт множественности директоров

Институт множественности директоров и принципа «двух ключей»

Как известно, в структуре любой организации должны быть образованы единоличные и коллегиальные органы управления. К коллегиальным относятся общее собрание учредителей, совет директоров, правление и другие. Самой распространенной является связка: коллегиальный исполнительный орган (совет директоров, правление) — единоличный исполнительный орган (генеральный директор), оба органа контролируются общим собранием учредителей. При этом мало кто задумывается о том, что существуют иные, возможно, более эффективные способы управления. Гражданский кодекс РФ предусматривает возможность образования в составе органов управления нескольких директоров (нескольких единоличных исполнительных органов — ЕИО) (абз. 3 п. 1 ст. 53).

Множественные ЕИО. Где применимо?

Возможность иметь несколько ЕИО заимствована из зарубежной практики. Этот метод управления называют принцип «двух ключей». Однако «ключей» может быть и более двух. Такой механизм бывает необходим в ситуациях:

– требуется разграничение полномочий и ответственности в крупном холдинге, группе компаний;

– в случае равного участия учредителей в юридическом лице с целью установления контроля в обществе;

– сложная филиальная структура, когда требуется разграничение полномочий в управлении;

– наличие среди учредителей иностранного элемента;

Несколько ЕИО могут строить взаимодействие на принципе совместного управления (совместного принятия решений), с разграничением сфер регулирования и ответственности, а также на принципе равноправия, но не совместного управления одними вопросами без разграничения компетенции (несут в данном случае субсидиарную ответственность).

Алгоритм использования института

В отличие от ситуации, когда генеральному директору «в помощь» в управлении назначаются его заместители, назначение нескольких единоличных органов должно быть отражено в учредительных документах.

Во-первых, решение о назначении каждого директора должно быть принято, как правило, общим собранием участников общества и оформлено протоколом. Во-вторых, компетенция каждого из них исчерпывающе прописывается в уставе. В-третьих, информация о каждом директоре вносится в ЕГРЮЛ.

Поскольку рассматриваемый механизм управления по состоянию на сегодняшний день еще не получил широкого распространения, то на практике возникают некоторые вопросы в его применении и реализации. Дабы избежать конфликта интересов внутри общества и непонимания со стороны госорганов и контролирующих инстанций корпоративной структуры, стоит исчерпывающе описывать компетенцию каждого ЕИО в уставе. Не лишним будет составить для каждого из них положение. Кроме этого, стоит предусмотреть как можно более емкое наименование занимаемой каждым из них позиции, например, «директор по финансам» («финансовый директор»), «исполнительный директор», «директор по рискам», «региональный директор» и т.д.

Для чего это нужно? При заключении сделок организация выступает одной из сторон сделки в лице, как правило, ЕИО, т.е. лица, действующего от имени организации без доверенности. В таком случае ответственность за сделку и ее исполнение ложится именно на такое лицо. В случае если данное лицо является ЕИО, его компетенция исчерпывающе указана в уставных и внутренних нормативных документах, иные должностные лица будут нести ответственность только в том случае, если их вина будет доказана. Кроме этого, при четком разграничении компетенции обязанность общения с контролирующими инстанциями априори ложится именно на то лицо, которое имеет соответствующие полномочия.

Разграничение ответственности

В процессе исследования вопроса применения принципа множественности ЕИО стоит обратить внимание на разграничение ответственности. Пожалуй, вопрос разграничения ответственности является краеугольным при осуществлении выбора в пользу применения принципа «двух ключей». Ответственность, которую может нести ЕИО, можно разделить на уголовную, административную и материальную. Материальная, в свою очередь, делится на корпоративную, гражданско-правовую, ответственность в рамках трудовых отношений, ответственность при банкротстве, субсидиарную при банкротстве и вне банкротства.

Если рассматривать структуру с одним ЕИО, где часть его функций передана по доверенности заместителям и (или) руководителям филиалов, то в данной ситуации вся полнота ответственности, конечно же, ложится на генерального директора. Заместители генерального директора, главный бухгалтер, руководитель филиала, представительства, структурного подразделения могут нести уголовную ответственность только при наличии непосредственно их вины и преступного умысла, а материальную ответственность только в объеме вверенных полномочий. Как правило, ответственность таких лиц ограничивается внутренней корпоративной ответственностью, не выходящей за пределы дисциплинарных наказаний. В том случае, если в организации предусмотрено введение института нескольких директоров, а полномочия между ними распределены, ответственность они будут нести самостоятельно в отрыве друг от друга. Возможность нести коллективную ответственность, например, по уголовному законодательству, будет обусловлена наличием признаков преступной группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, где в процессе расследования будет определена роль каждого участника группы. Административную ответственность всегда несет единоличный исполнительный орган, являющийся должностным лицом. Сложнее обстоит дело с субсидиарной ответственностью при банкротстве и вне его. При определении объема субсидиарной ответственности будет необходимо установить степень влияния ЕИО или лица, привлекаемого к ответственности, на принимаемые решения.

Читайте так же:
Отпускные в 6-НДФЛ в 2022 году: примеры заполнения

Область применения института множественности ЕИО

Наиболее интересна возможность применения института множественности директоров при формировании сложной филиальной структуры в рамках большого холдинга. Возможность назначения регионального директора на должность руководителя филиала значительно разгружает генерального директора от выполнения ряда функций и несения ответственности. Поскольку ЕИО имеет право действовать без доверенности от лица организации, заключать в интересах организации сделки и исполнять в том числе представительские функции, то совершение нотариальной доверенности для него абсолютно не нужно. Полномочия по управлению тем или иным филиалом (обособленным подразделением) можно предусмотреть в уставе, положении, должностной инструкции.

Поскольку ст. 55 ГК РФ предусматривает наделение руководителя филиала и представительства полномочиями посредством доверенности, то можно ограничиться внутренней общей доверенностью на бланке организации. Положительным аспектом в данной структуре является также и то, что единоличный исполнительный орган подконтролен напрямую общему собранию участников общества, а не иному единоличному исполнительному органу.

Корпоративный элемент

Как видно из вышеизложенного, принцип «двух ключей» и институт множественности директоров могут стать интересным корпоративным элементом, который при грамотном его применении поможет упорядочить процесс управления в организации, разграничить полномочия, разгрузить генерального директора в части его ответственности, систематизировать компетенцию управляющих органов. Однако в связи с тем, что данный инструмент является для российского права новым элементом, не получившим пока широкого и повсеместного применения, на практике могут возникнуть бюрократические сложности в общении с органами государственной власти и банками. При применении описанных механизмов необходимо учесть необходимость детальной проработки всех внутренних и учредительных документов в обществе.

Двое из ларца: 10 вопросов о множественности директоров

Двое из ларца: 10 вопросов о множественности директоров

Как предупредить корпоративные конфликты, если в бизнесе два равноправных учредителя? Они могут поставить каждый своего директора, чтобы тот защищал их интересы. Эксперты рассказали, в каких компаниях удобно ввести такой механизм, а в каких не стоит, перечислили достоинства и недостатки этой корпоративной модели и дали советы, как вести себя контрагенту компании с несколькими директорами.

Правило «двух ключей», когда под договором нужны были две подписи (руководителя и главного бухгалтера), действовало еще в советском праве для крупных и сложных внешнеторговых контрактов, рассказывает партнер «Инфралекс» Артем Кукин. Сейчас таких сделок стало значительно больше. И не всегда один начальник способен учесть все нюансы договора, как и взять на себя ответственность за все возможные убытки, которые связаны с этой сделкой, продолжает Кукин. По его словам, несколько директоров могут помочь в этой ситуации: они не только подстрахуют от ошибок, но и смогут следить друг за другом, чтобы было меньше злоупотреблений.

В 2014 году в Гражданский кодекс внесли норму о том, что от имени компании могут выступать несколько директоров – совместно или независимо (п. 1 ст. 53). "Право.ru" узнало, насколько широко сейчас используется институт, каковы его плюсы и минусы и чего по-прежнему не хватает.

1. Каковы преимущества модели с несколькими директорами?

Институт позволяет создать систему «сдержек и противовесов», чтобы контролировать движение крупных финансовых потоков и активов компании (принцип "двух ключей" или "четырех глаз"), говорит Максим Григорьев, партнер, руководитель специальных проектов юрфирмы VEGAS LEX . Кроме того, продолжает он, можно разделить публичную ответственность нескольких директоров согласно сферам и направлениям, за которые они отвечают внутри компании. И построить мобильную систему управления, в том числе с учетом взаимозаменяемости.

2. Где это используется?

Самый очевидный пример – общества с двумя учредителями, которые примерно одинаково участвуют в бизнесе. Каждый из них свободен выбрать своего директора. Но если фирма небольшая и быстро развивается – ей может быть важнее скорость и эффективность, чем дополнительный контроль, поэтому удобнее обойтись одним главой, отмечает юрист корпоративной практики Hogan Lovells в России Мария Казакова. К тому же несколько руководителей могут слишком дорого обойтись маленькой фирме, добавляет Кукин. Такая модель управления чаще встречается в средних компаниях, но иногда и в больших, делится наблюдениями Григорьев. «Например, в ПАО «Мегафон» два единоличных исполнительных органа – генеральный и исполнительный директоры», – рассказывает он.

Наиболее подходящая структура – это многопрофильная компания (материнская компания многопрофильного холдинга), считает юрист Eterna Law Евгений Степин: «Каждому директору можно определить отдельную зону ответственности – производство, реклама, продажи». Или так: в добывающем секторе решения по большинству вопросов принимает один глава, но там, где нужны технические или инженерные познания, нужно одобрение второго директора-«технаря», предлагает Казакова. Также несколько руководителей может быть в совместном российско-иностранном предприятии, добавляет она. «Как правило, российский партнер хочет назначить своего управленца, но зарубежный партнер всегда стремится контролировать бюджет и качество работ. Они могут назначить каждый своего человека», – поясняет Казакова.

Читайте так же:
Право на бесплатное образование в колледже

3. Как можно распределить полномочия?

А) Совместное управление обществом

Такой вариант используется в случае, если каждый из директоров защищает интересы «своего» бенефициара, или в переходный период, когда у нового менеджера еще нет необходимого опыта или кредита доверия, говорит Григорьев.

Б) Раздельное управление отдельными сферами деятельности

Для разграничения зон ответственности – с учетом компетенции каждого из управленцев.

В) Равноправное независимое управление обществом

Два или более директора действуют независимо друг от друга, и у каждого – вся широта полномочий. Это наиболее гибкая и мобильная модель, когда руководят проверенные и опытные сотрудники компании, говорит Григорьев.

4. Как проверить компанию с несколькими директорами ее контрагенту?

Степин из Eterna Law предлагает такой алгоритм:

– проверить полномочия директоров по уставу и внутренним документам, которые регулируют работу органов управления;

– проверить сведения в ЕРГЮЛ;

– проанализировать протокол об избрании нескольких единоличных исполнительных органов;

– проверить наличие и проанализировать необходимые корпоративные одобрения или согласия.

5. А как двух директоров указывают в Едином госреестре юрлиц?

В ЕГРЮЛ можно внести данные о нескольких руководителях, но нельзя конкретизировать их полномочия (то есть не получится указать, действуют они совместно или раздельно, и кто решает какие вопросы), сетует Григорьев из VEGAS LEX. По его словам, эта проблема серьезно мешает работе института «множественных» директоров. Конечно, можно запросить устав компании, где подробно описана компетенция, говорит Кукин. Но нет гарантии, что в момент заключения сделки устав не поменяют, отмечает он.

Неординарные способы решить проблему придумывают в АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». В частности, указать на ограничения в полномочиях можно в самом названии должности в ЕГРЮЛ, предлагает советник бюро Татьяна Невеева.

6. Хорошо, в ЕРГЮЛ нет сведений о том, как разграничены полномочия. Но если не читать устав – откуда же узнать, как действуют директоры?

Закон не обязывает третьих лиц проверять устав на предмет разграничения полномочий одного или нескольких директоров. По общему правилу для таких третьих лиц действует презумпция: каждый директор действует независимо от другого по всем вопросам компетенции. Это разъяснил Пленум Верховного суда в п. 22 Постановления от 23 июня 2015 года № 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации". Презумпция «всеохватности» каждого из управленцев не работает лишь тогда, когда третье лицо знало, что в уставе полномочия разграничены. Что это значит на практике, разъясняет Григорьев.

Если один из директоров подписал договор с превышением полномочий, такое соглашение будет трудно признать недействительным. Ведь для этого надо будет доказать, что контрагент фирмы знал или должен был знать об отсутствии компетенции, говорит Григорьев.

7. А чего еще не хватает в законодательстве для регулирования института?

Пробелов очень много, констатирует руководитель проектов АБ «S&K Вертикаль» Елена Батура. Нет регламента, как наделять полномочиями и прекращать их, если в компании несколько директоров. Ничего не говорится о том, как они осуществляют свои полномочия, или как привлечь к ответственности сразу нескольких лиц, говорит Батура.

8. А как подписывать различные заявления в государственные органы? Формы обычно предусматривают только одну подпись.

Такая проблема есть, и она создает сложности техническо-юридического характера, говорит Григорьев. Например, налоговые декларации предусматривают только одну подпись гендиректора.

Если акционеры выбрали модель совместных полномочий, надо обязательно оставить одному из них возможность единолично подписывать документы в госорганы, советует Казакова из Hogan Lovells.

9. Какие еще минусы и риски у модели «множественных» директоров?

Риски для компании – путаница в полномочиях директоров, задвоение полномочий, «наезды» на компетенцию разных директоров и конфликты на этой почве, перечисляет Кукин из «Инфралекса». Контрагентам, в свою очередь, сложно проверить полномочия подписанта, а еще им могут грозить злоупотребления, продолжает эксперт.

Если говорить о равноправном независимом управлении, есть риск конкуренции компетенций, когда два директора заключают дублирующие или взаимоисключающие сделки, предупреждает Григорьев. Кроме того, обоих управленцев могут привлечь к ответственности (например, административной), потому что сложно будет определить, кто из них допустил нарушение. Впрочем, чтобы от этого застраховаться, достаточно четко описать компетенцию каждого менеджера во внутренних документах – трудовых договорах, должностных инструкциях и так далее, советует Григорьев.

Читайте так же:
Обязательная супружеская доля в наследстве по закону

10. Насколько часто используют этот инструмент?

Обычно новые институты «приходят» в практику постепенно, говорит Казакова. Не исключение, по ее словам, и «множественность» директоров, которая к тому же пока недостаточно урегулирована законом. Назначение двух и более директоров пока не стало популярным, подтверждает Кукин: для некрупного бизнеса это дорого, а крупный обычно и так имеет коллегиальный исполнительный орган (правление). Небольшим непубличным компаниям проще использовать более привычные механизмы ограничений, говорит Кукин.

В то же время возможность назначить двух и более директоров (вместе с другими корпоративными новеллами и расширением диспозитивности) действительно поможет бороться с корпоративными конфликтами (в том числе «дедлоками»), убеждает Невеева. По ее мнению, по мере решения технических трудностей институт будут применять все чаще.

У одной компании несколько директоров: что в этом хорошего

В последнее время все чаще стали встречаться компании, которые имеют в управлении двух и более представителей единоличного исполнительного органа (далее — ЕИО). Это могут быть несколько директоров, генеральных директоров, президентов, председателей и т.д. Кроме того, должности могут называться по-разному, иметь разный объем полномочий и ответственности.

Необходимость в нескольких членах ЕИО появляется в компании по разным причинам. Например, такая потребность есть в компаниях с несколькими владельцами. Каждый из них назначает своего директора для представления собственных интересов.

Нередко встречаются несколько директоров в Обществах с различными профилями. Так, появляются исполнительный директор, финансовый директор, директор по продажам и т.п. Часто несколько членов ЕИО бывают в международных компаниях, которые работают на территории РФ. Владельцы, в таком случае, могут назначить своего директора для осуществления дополнительного контроля.

При этом, стоит понимать, что несколько членов ЕИО имеют как положительные, так и отрицательные стороны для управления компанией.

Плюсы

Трудности появляются в том случае, если члены ЕИО действуют только совместно или их полномочия строго разграничены Уставом и внутренней документацией компании. К примеру, в Обществе может быть генеральный директор и директор по продажам. Допустим, сведения об обоих включены в ЕГРЮЛ, и они определены как лица, которые без доверенности могут действовать от имени Общества, при этом каждый из них действует в сфере своей компетенции. В частности, подписывать финансовые документы и распоряжаться счетом по Уставу может только генеральный директор. При этом, в Обществе документооборот с налоговыми организациями осуществляется в электронном виде. На время отсутствия генерального директора выпустить новую квалифицированную электронную подпись (далее — КЭП) с тем же набором полномочий на директора по продажам невозможно. Также возникают проблемы и с банком: он не сможет выпустить новую карточку на второго члена ЕИО, поскольку тот не обладает соответствующими полномочиями. Поэтому, подписывать финансовую документацию, распоряжаться счетами кому-либо кроме генерального директора в его отсутствии остается невозможным.

К положительной стороне множественности лиц в ЕИО, в модели равноправного и независимого управления, можно отнести возможность действовать от имени Общества без каких-либо доверенностей. Но все же стоит отметить, что модель полного равноправия выбирается редко. В такой модели оба директора могут принимать прямо противоположные решения, каждое из которых будет правомочно. Это может привести к нежелательным последствиям в организации.

Если же говорить о модели совместного принятия решений ЕИО по ряду вопросов, то появляется возможность организовать сбалансированную систему сдержек и противовесов. Так, каждый из директоров ЕИО может иметь свою сферу деятельности, прописанную в Уставе и внутренних документах Общества, на которую распространяются его полномочия. При этом все важнейшие вопросы в компании принимаются только с согласия всех членов ЕИО, путем подписания решения каждым из директоров.

Минусы

Деятельность Общества весьма разнообразна. В силу изменяющего законодательства и развития правовых институтов, появляются новые вопросы функционирования и ведения деятельности. Не все вопросы ведения хозяйственной деятельности можно в полном объеме отрегулировать в Уставе. В итоге, может появится пласт вопросов, которые не отнесены к полномочиям ни одного из директоров. Вероятно, такая ситуация приведет к злоупотреблениям полномочиями. Или же, наоборот, данные вопросы не захочет решать ни один из представителей ЕИО.

Возникают трудности в подписании документов. Например, кто из членов ЕИО должен подписывать бухгалтерскую отчетность при электронном документообороте? В большинстве форм сдачи отчетности представлена возможность вписать только одного директора, например, при сдаче налоговой декларации. Но при совместном принятии решений, подписи должны ставить все представители ЕИО.

Как правило, такие трудности возникают у вновь созданных компаний, которые не вели бизнес ранее. Некоторые организации при открытии не в полной мере понимают спектр вопросов, который должен быть отнесен к компетенции каждого из членов ЕИО или не знают, как правильно разделить власть в Обществе. Поэтому, в первое время, могут сталкиваться с проблемами.

Читайте так же:
Защита нарушенных прав ТСЖ

Возникают проблемы и в правоприменительной практике. В частности, в практике Арбитражных судов возникали ситуации, когда от ранее поданных исков и жалоб, подписанных директором, отказывался второй директор Общества (Постановление ФАС УО от 22.09.2008 № Ф09-5962/08-С4). Или, например, один директор согласен заключить мировое соглашение, а второй отказывается от его заключения (Постановление ФАС СЗО от 06.03.2009 по делу № А56-18110/2008).

Для того, чтобы минимизировать негативные последствия при управлении нескольких директоров, нужно четко урегулировать вопросы компPетенции каждого из членов ЕИО в Уставе, в должностных инструкциях, при необходимости заключить дополнительные соглашения. Самое главное в таких Обществах разделить важнейшие вопросы: подписание решений, утверждение бухгалтерских отчетностей, заключение сделок, внесение изменений в сведения об Обществе и пр. Возможно, верным было бы принимать важнейшие решения только с согласия всех членов ЕИО. В таком случае, решения ЕИО максимально соответствовали бы целям Общества.

ВНИМАНИЕ!

Скоро на «Клерке» стартует обучение на онлайн-курсе повышения квалификации для получения удостоверения, которое попадет в госреестр. Тема курса: управленческий учет.

  • Длительность 120 часов за 1 месяц
  • Ваше удостоверение в реестре Рособрнадзора (ФИС ФРДО)
  • Выдаем Удостоверение о повышении квалификации
  • Курс соответствует профстандарту «Бухгалтер»

Повысьте свою ценность как специалиста в глазах директора. Смотреть полную программу

Наличие нескольких директоров в компании: плюсы и минусы

В последнее время, все чаще стали встречаться компании, которые имеют в управлении двух и более представителей единоличного исполнительного органа (далее – ЕИО). Это могут быть несколько директоров, генеральных директоров, президентов, председателей и т.д. Кроме того, должности могут называться по-разному, иметь разный объем полномочий и ответственности.

Необходимость в нескольких членах ЕИО появляется в компании по разным причинам. Например, такая потребность есть в компаниях с несколькими владельцами. Каждый из них назначает своего директора для представления собственных интересов.

Нередко встречаются несколько директоров в Обществах с различными профилями. Так, появляются исполнительный директор, финансовый директор, директор по продажам и т.п. Часто несколько членов ЕИО бывают в международных компаниях, которые работают на территории РФ. Владельцы, в таком случае, могут назначить своего директора для осуществления дополнительного контроля.

При этом, стоит понимать, что несколько членов ЕИО имеют как положительные, так и отрицательные стороны для управления компанией.

Бесспорным плюсом является отсутствие необходимости назначения временного исполняющего обязанности в случае командировок, болезни, отпуска и пр. одного из членов ЕИО внутренними документами организации. Если оба ЕИО это — генеральные директора, указанные в ЕГРЮЛ, которые полностью действуют независимо друг от друга, то проблем в отсутствии одного из них не будет. Каждый из них может подписывать внутреннюю документацию, финансовые документы организации, распоряжаться счетами и т.д.

Трудности появляются в том случае, если члены ЕИО действуют только совместно или их полномочия строго разграничены Уставом и внутренней документацией компании. К примеру, в Обществе может быть генеральный директор и директор по продажам. Допустим, сведения об обоих включены в ЕГРЮЛ, и они определены как лица, которые без доверенности могут действовать от имени Общества, при этом каждый из них действует в сфере своей компетенции. В частности, подписывать финансовые документы и распоряжаться счетом по Уставу может только генеральный директор. При этом, в Обществе документооборот с налоговыми организациями осуществляется в электронном виде. На время отсутствия генерального директора выпустить новую квалифицированную электронную подпись (далее – КЭП) с тем же набором полномочий на директора по продажам невозможно. Также возникают проблемы и с банком: он не сможет выпустить новую карточку на второго члена ЕИО, поскольку тот не обладает соответствующими полномочиями. Поэтому, подписывать финансовую документацию, распоряжаться счетами кому-либо кроме генерального директора в его отсутствии остается невозможным.

К положительной стороне множественности лиц в ЕИО, в модели равноправного и независимого управления, можно отнести возможность действовать от имени Общества без каких-либо доверенностей. Но все же стоит отметить, что модель полного равноправия выбирается редко. В такой модели оба директора могут принимать прямо противоположные решения, каждое из которых будет правомочно. Это может привести к нежелательным последствиям в организации.

Если же говорить о модели совместного принятия решений ЕИО по ряду вопросов, то появляется возможность организовать сбалансированную систему сдержек и противовесов. Так, каждый из директоров ЕИО может иметь свою сферу деятельности, прописанную в Уставе и внутренних документах Общества, на которую распространяются его полномочия. При этом все важнейшие вопросы в компании принимаются только с согласия всех членов ЕИО, путем подписания решения каждым из директоров.

Читайте так же:
Срок давности оплаты ЖКХ

О множественности директоров и их совместных действиях

Согласно п. 1 ст. 53 ГК РФ (в редакции Федерального закона от 5 мая 2014 года № 99-ФЗ) учредительным документом может быть предусмотрено, что полномочия выступать от имени юридического лица предоставлены нескольким лицам, действующим совместно или независимо друг от друга.

Наличие нескольких управляющих у одного юридического лица давно допускается многими зарубежными правопорядками (Германия, Франция, Великобритания и др.). Каждый из них вправе заключать сделки от имени организации, однако обязан согласовывать свои действия с другими. Данная обязанность является элементом содержания правоотношения между конкретным управляющим и юридическим лицом, ее неисполнение позволяет привлечь к ответственности управленца. Однако отсутствие согласия одного управленца на совершение другим сделки от имени юридического лица не расценивается как обстоятельство, влияющее на действительность такой сделки (см., например, пар. 37 Закона об ООО Германии). Поэтому вопроса об «исцелении» указанных сделок не возникает.

Допуская множественность управленцев, наш законодатель, по всей видимости, преследовал цель интенсификации гражданского оборота (предоставления возможности юридическим лицам совершать большее количество сделок в отдельно взятый период времени), а также исключения обстоятельств временной утраты юридическим лицом дееспособности (например, в случае болезни единственного директора, его очередного оплачиваемого отпуска и т.д.). Нельзя не согласиться с автором блога «Новые нормы ГК: правило «двух ключей» и полномочия директора» Дмитрием Степановым, что указанное решение налагает на юридическое лицо риски совершения сделок, обязательства из которых заведомо не могут быть исполнены надлежащим образом («взаимоисключающих»). В таком случае наиболее простым решением является следующее: контрагент, право требования которого к организации возникло раньше, обладает приоритетом, всем прочим юридическое лицо возмещает убытки.

Безусловно, смущает новая формулировка пункта 1 статьи 53 ГК РФ – «действующих совместно». Если трактовать данное словосочетание как «совместное ведение дел» в контексте норм о ведении дел в полном товариществе (п.1 ст. 72 ГК РФ) и простом товариществе (п.1 ст. 1044 ГК РФ), то нельзя не прийти к выводу о том, что для совершения каждой сделки потребуется согласие всех управленцев. Соответственно сделка, совершенная без согласия, оспорима (ст. 173.1 ГК РФ), может быть признана недействительной при недобросовестности контрагента. Порок исцеляется последующим одобрением (притом, если не воспринимать множественность управленцев в качестве единого исполнительного органа, который должен принимать решения в соответствии с определенной процедурой, то следует допустить независимое последующее одобрение сделки каждым из директоров).

Однако, указанная трактовка новеллы п.1 ст. 53 ГК РФ, представляется не совсем удачной. Если ей следовать, то получается, что законодатель, во-первых, вводит новые основания для оспаривания сделок компаний, что, дестабилизирует гражданский оборот; во-вторых, препятствует достижению целей введения института множественности директоров (при совместном ведении дел значительно возрастают временные и финансовые издержки, связанные с необходимостью получения одобрения всех управленцев). Кроме того, указанное толкование, на мой взгляд, не согласуется с природой согласия, получаемого одним огранном от другого в рамках внутренних организационных отношений юридического лица. Здесь выдача согласия по существу представляет собой реализацию функции контролирующего органа в отношении действий подконтрольного (субординационные отношения). Между тем, управляющие не наделяются контролирующими функциями в отношении друг друга, наоборот, они действуют на равных (находятся на одной ступени во внутренней иерархии юридического лица).

Выражаю предположение, что под словосочетанием "действующим совместно" законодатель подразумевал необходимость взаимного согласования действий управляющих с целью предупреждения совершения от имени юридического лица "взаимоисключающих" сделок как некую обязанность по надлежащему управлению компанией (обязанность перед организацией), неисполнение которой НЕ ВЛИЯЕТ НА ПРАВА ТРЕТЬИХ ЛИЦ – контрагентов юридического лица. Такое согласование экономически обосновано, если потребность в множественности директоров вызвана значительными масштабами производства компании (в рамках одного вида экономической деятельности).

В тех же случаях, когда эта потребность обусловлена различными видами деятельности организации, где каждый директор развивает свое направление, взаимное одобрение действий управляющих лишено всякого смысла (влечет дополнительные временные, финансовые издержки, снижает эффективность работы организации). При таких обстоятельствах управляющие могут "действовать независимо друг от друга".

Предложенный вариант толкования абз. 3 п. 1 ст. 53 ГК РФ позволит подход, выработанный за рубежом, применить к нашим реалиям без ущерба для стабильности гражданского оборота.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию